ru  19 августа 2019 Россия
 
Нацбез.Ру: Национальная безопасность
 о проекте | контакты | форум статьи | комментарии | новости | спецбиблиотека | ссылки 


АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ МОНИТОР
ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
НЕГОСУДАРСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
БЕЗОПАСНОСТЬ И ТЕХНОЛОГИИ

Информационный партнер:
"Русский бизнес-курьер"



Реклама:


5 последних статей:

 Как два олигарха и генерал распилили крупнейшего застройщика столицы

 Сколько стоят журналисты и юристы? Как работают бутики силовиков

 KAMA TYRES о том, как правильно эксплуатировать шины

 В деле юриста Карамзина обнаружились интересы госбезопасности

 Вячеслав Григорьев убедит мир в возможности человека изучить десятки языков






Все об 
охране, защите и безопасности





Rambler's Top100

Реклама:



Версия для печатиВерсия для печати     27 февраля 2006

История наркобизнеса в странах золотого полумесяца (часть 2)

Игорь Хохлов, специально для "НацБез.ру"

Читайте первую часть: Производство героина в Афганистане: инфраструктура наркобизнеса (часть 1)

В течение последних тридцати лет ситуация с производством опиумного мака и изготовлением героина и морфия в странах золотого полумесяца – Афганистане, Пакистане и Иране – неоднократно менялась в зависимости от изменения внутриполитической ситуации.

Иран в течение десятилетий являлся основным транзитным пунктом для вывоза наркотиков из Афганистана в Турции, далее в Европу (Францию и Италию), где опий-сырец перерабатывался в героин. Если Афганистан в силу благоприятных природных условий и отсутствия иных источников доходов у населения стал основным производителем опийного мака, то Иран сосредоточился на транзите – этому способствовало наличие открытого выхода к морю, которого нет у Афганистана, а также развитая портовая и автодорожная инфраструктура.

После победы в Иране исламской революции в 1979 году и укрепления к середине 80-х годов власти Тегерана в приграничных провинциях Ирана, был объявлен джихад ("священная война") наркотикам, ужесточено законодательство, в 1989 г. парламент принял закон, предусматривающий смертную казнь за торговлю наркотиками, созданы и специально обучены отряды Национальной исламской гвардии, первоочередной целью которых было пресечение транзита опия из Афганистана в Турцию.

Как пишет известный исследователь проблем наркопреступности, координатор международного антинаркотического Проекта ООН "Ошский узел" полковник Александр Зеличенко "в горы, где никто не живет, и этим ловко пользуются контрабандисты, проложено 4,5 тысячи километров бетонных автодорог, чтобы оперативно маневрировать силами и средствами. Ущелья, тропы вдоль границы патрулируют вертолеты. Иран - не очень богатая страна. Но она пошла на такие затраты, чтобы сохранить здоровье и генофонд нации, поднять свой престиж на международной арене. Эти усилия были поддержаны ООН, выделившей за счет стран-доноров целевым назначением несколько миллионов долларов на осуществление антинаркотических мероприятий в Иране".

В настоящее время на восточной границе Ирана с Афганистаном граница оборудована таким образом, что ее несанкционированное пересечение практически невозможно.

Помимо обычных мер пограничного контроля (контрольно-следовая полоса, колючая проволока, технические средства наблюдения, а также воздушное и наземное партулирование), этот участок границы перекрыт глубокими рвами, непреодолимыми как для транспортных средств, так и вьючных животных.

Таким образом, пример Ирана наглядно демонстрирует, как, при наличии политической воли, возможно в течение нескольких десятилетий решить проблему наркобизнеса даже в стране, традиционно являвшейся ключевым узлом международной наркоторговли.

Прямо противоположным образом развивалась ситуация в другой стране золотого треугольника – Афганистане. До середины семидесятых годов прошлого века использование опиумного мака в Афганистане носило, в основном, хозяйственный характер: сухая трава использовалась в качестве корма для скота, из семян варили мыло, из стеблей – растительные красители. Употребление опиума в качестве дурманящего средства строго контролировалось на уровне общин. Незначительная часть годового объема афганского опиума экспортировалась в Иран и Турцию – от 200 до 400 тонн. Говорить о наличии наркотического рынка в этот период афганской истории неправомерно.

Ситуация изменилась в 1970-е годы, когда ряд событий, произошедших на протяжении всего одного десятилетия, нарушил хрупкий баланс, существовавший в Афганистане с 1929 года. В 1973 году находившийся на лечении в Италии король Захир-Шах был свергнут своим двоюродным братом премьер-министром Дауд Ханом.

Афганский героин в фабричной упаковкеЧерез пять лет в ходе переворота 28 апреля 1978 года был убит Дауд Хан, а власть захватили две марксистские партии – таджикский Халк ("Народ") и пуштунский Парчам ("Знамя") – образовавшиеся в 1966 году в результате раскола Народно-Демократической партии Афганистана. Между лидером партии Халк президентом Тараки и его сподвижником из партии Парчам – Бабраком Кармалем возник конфликт, приведший к серии политических убийств и начале осенью 1979 года гражданской войны, не прекратившейся по сей день. В декабре 1979 года дворец нового президента Афганистана Хафизуллы Амина был захвачен советским спецназом и в декабре 1979 года в страну были введены советские войска.

Противники кабульского режима и советских войск получали достаточно оружия и другой помощи, и не нуждались в опиумных доходах (в середине восьмидесятых годов помощь афганским моджахедам со стороны США, Китая, Пакистана и международных организаций превышала 300 млн. долларов в год, в то время как торговля наркотиками приносила не более 20 млн.), однако ослабление власти Кабула, как в центре, так и на местах, развязывало руки контрабандистам; крестьяне, обрабатываемые площади которых сократились из-за систематических бомбардировок и артобстрелов, были вынуждены заняться выращиванием более рентабельной культуры, чем традиционные для Афганистана злаковые (пшеница, кукуруза, ячмень, рис, пшеница, картофель, миндаль). Для сравнения – гектар опийного мака приносит такой же доход, как 40 гектаров хлопка.

В первую очередь, выращиванием опийного мака и ректификацей опиума занялись в районах, населенных таджикским и пуштунским населением,– в Гильмендской долине, а также в районе городов Файзабад, Кундуз, Кандагар, Джелалабад и Фарах. Эти районы были удобны тем, что находились под контролем моджахедов и пакистанской армии.

Дальнейшая переработка афганского опиума в морфий и героин осуществлялась в соседних странах, обладающих соответствующей химической промышленностью – Пакистане, Турции, Иране (до середины 1980-х), а также европейских странах – Франции и Италии.

В 1980-е годы существовало два основных маршрута транспортировки опийных наркотиков (опия-сырца, морфия и героина): западный (Джелалабад – Кандагар – провинция Гильменд – Захедан – Тегеран – Тебриз – Стамбул – Европа) и южный (Пешавар – Карачи – морем или самолетом в Европу – на Ближний Восток – Азиатско -Тихоокеанский регион). Популярности южного маршрута способствовал тот факт, что в Пакистане проживает большая пуштунская диаспора (2 – 3 млн. человек), тесно связанная со своими родственниками в Афганистане. Менее популярным, но все равно значительным по объемам был маршрут пролегавший по территории Индии с перевалочным пунктом в пакистанском Суккуре.

В течение 1980 годов пакистанская наркомафия сочла более выгодным переориентироваться с транспортировки сырья на его переработку и на поставки конечного продукта в ту же Европу и другие регионы. Постепенно Пакистан сам стал крупным региональным производителем героина и прекурсоров (компонентов для производства наркотика), а уже в начале 1980-х годов в северо-западной (город Читраль) и южной (Карачи) частях Пакистана была развернута сеть лабораторий по производству высококачественного героина.

Таким образом, в 1970-х – 1980-х годах были заложены основы нынешней инфраструктуры наркобизнеса на стыке восточных районов Афганистана и северо-западных Пакистана.

Производство героина после вывода из Афганистана Советских войск

Вывод советских войск из АфганистанаПосле вывода советских войск 15 февраля 1989 года, разгоревшаяся гражданская война окончательно подорвала и без того очень слабую экономику, основу которой составлял рискованный в суровых климатических условиях Афганистана аграрный сектор. Именно в 1990-е годы Афганистан стал главным производителем опийного мака и поставщиком опиума и героина на мировой рынок, но еще не был в состоянии превратиться безусловного монополиста. Площадь земель, занятых посевами опиумного мака, колебалась от года к году и, в среднем, составляла около 80-100 тыс. гектаров.

Подобная ситуация была связана с тем, что движение "Талибан" (Taliban Islamic Movement), развернувшее вооруженную борьбу за власть в Афганистане в 1994 году, а к концу 1996 года установившее свой контроль над 90% территории страны, заняло весьма неоднозначную позицию по отношению к производству героина.

С одной стороны, всячески поощрялось и было, фактически, узаконено широкомасштабное выращивание опиумного мака, переработка опия-сырца в героин и контрабандный экспорт опийных наркотиков. Учитывая, что порядка 30-35% доходов производителей и перевозчиков наркотиков опийной группы (в первую очередь, героина) уходило в бюджет движения "Талибан" (Taliban Islamic Movement), то нет ничего удивительного в том, что именно этот источник дохода стал основным, как для финансирования борьбы с оппозицией внутри Афганистана, так и для расширения международной террористической деятельности.

Важную роль в расширении производства героина на этом этапе играли связи "Талибана" с представителями сети Усамы бен Ладена (Осамы бин Ладена) Глобальный джихад Салафи, и, прежде всего с Аль-Каидой (Аль-Каеда аль-Сульбах), активисты которой использовали базы и тренировочные лагеря как на территории Афганистана, так и в северо-западных провинциях Пакистана, созданные еще во времена борьбы с советскими войсками.

Наличие контактов с преступными, террористическими и сепаратистскими группировками во всех развитых странах мира позволило Аль-Каиде стать тем мостом, который соединил географически разобщенные районы производства героина и его потребления. Логика построения международной террористической сети оказалась очень схожа со схемой международного опийного наркобизнеса.

Точно также, как Усама бен Ладен и Айман аз-Завахири объединили разрозненные организации исламистских экстремистов и террористов, они выстроили единую систему по выращиванию опийного мака (опиумного мака), сбору и экстрагированию опия-сырца, его переработке в героин и реализации готовой продукции на удаленных рынках Европы, Азии и Америки, а также финансовую и транспортную инфраструктуры, обеспечивающие бесперебойную работу всей сети.

По данным Института национальных стратегических исследований США, тесно сотрудничавшие лидеры движения "Талибан" (Taliban Islamic Movement) и международной террористической сети Аль-Каида аль-Сульбах образовали своеобразный картель, в котором кабульские власти обеспечивали условия для выращивания опийного мака и производства героина, а люди бен Ладена и Аймана аз-Завахири - транспортировку, сбыт и отмывание денежных средств через Йемен, Судан, Пакистан.

Помимо финансового фактора, который, безусловно, явился определяющим в сращивании глобальной террористической сети и международной наркоторговли, важную роль также сыграл и идеологический аспект. Героин был превращен в средство политического воздействия на кафиров (неверных), таким образом, вооруженный террор был объединен с наркотеррором. Усама бен Ладен приобщил афганских крестьян и мелких торговцев опием к международному наркобизнесу с его колоссальным мировым рынком сбыта и сверхдоходами.

Известный пакистанский общественный деятель Ахмад Рашид (Ahmad Rashid, Ahmed Rashid), с конца семидесятых годов играющий важную роль в афгано-пакистанских отношениях, вспоминал, как в ходе переговоров с военным руководством "Талибана" (Taliban Islamic Movement) в Кандагаре в 1998 году, ему было прямо заявлено, что выращивание опиумного мака и производство героина допустимо, так как он потребляется кафирами (неверными), а не единоверцами-мусульманами.

Табличка, запрещающая произвоство наркотиков в Афганистане времен правления движения Талибан; талибы занимали неоднозначную позицию по отношению к производству опиума, опия-сырца, морфия, морфина и героинаС другой стороны, режим талибов заявил, что намерен твердо проводить в жизнь идею борьбы с "антиисламской" наркоманией, превратив эту идею в предмет политического торга за признание зарубежными странами и международными организациями движения "Талибан" (Taliban Islamic Movement) единственной законной политической силой, представляющей весь афганский народ.

По данным Программы контроля за наркотиками ООН (United Nations Drug Control Programme) в 1996 году в контролируемой талибами зоне было произведено 3100 тонн опия-сырца, что составило 40% от всего его количества, поступившего на мировой рынок (учитывается как опий, переработанный в морфий и героин, так и опий, потребленный в чистом виде).

Схема производства и расчетов за произведенный героина строилась в Афганистане в 1990-е годы следующим образом. Земледельцы получали в Кандагаре денежные авансы под будущий урожай опийного мака. Финансовые структуры охотно кредитовали производителей опиумного мака, так как, в отличие от традиционных для Афганистана сельскохозяйственных культур (пшеницы, кукурузы, ячменя, риса, пшеницы, картофеля, миндаля), опийный мак хорошо переносит жесткие климатические условия и вероятность неурожая очень мала. После погашения долга производители опиумного мака отдавали властям 10% в качестве налога (как правило, налог платился натурой - т.е. опием-сырцом), а остальной урожай опиума продавали владельцам нарколабораторий. Владельцы лабораторий платили властям 20% налог и также пользовались кредитами Кандагарского банка.

Налоги с наркобизнеса изначально были главным источником финансирования военных и административных расходов режима талибов, которые принимали меры по повышению урожайности опийного мака (опиумного мака), улучшению условий его культивирования, замене им традиционных культур (пшеницы, картофеля, миндаля). Были отработаны методы маскировки героина под чай, сахар, изюм; был создан жидкий высококонцентрированный субстрат основания диацетилморфина (основания героина) "Слеза Аллаха"; организованы поставки семян высокоурожайных сортов опиумного мака с селекционных фабрик стран Западной Европы и Америки; прекурсоров (компонентов для изготовления героина, в первую очередь, ангидрида уксусной кислоты) и минеральных удобрений с химических и оргсинтетических предприятий Пакистана.

Все попытки ООН и других международных организаций в 1996-1998 годах ввести запрет на посевы опиумного мака ни к чему не привели, так как талибы жестко увязывали рассмотрение этого вопроса с политическим признанием их режима и предоставлением экономической помощи, которая бы компенсировала потери доходов от посевов опийного мака. И если европейские страны были готовы к такому соглашению, то Соединенные Штаты при посредничестве Саудовской Аравии требовали также выдачи руководителей Аль-Каиды (Аль-Каеда аль-Сульбах): Усамы бен Ладена, Аймана аз-Завахири, Абу-Хака и Абдул-бари Атвана в качестве обвиняемых в организации взрывов перед американскими посольствами в Найроби (Кения) и Дар-эс-Саламе (Танзания) 7 августа 1998 года. Прошедшие в Кабуле в сентябре-октябре 1998 года переговоры по этому вопросу между лидером талибов муллой Мохаммадом Омаром и руководителем сил безопасности Саудовского королевства принцем Тюрки (Тюрки Фейсал, Турки ал-Фейсал) закончились провалом.

И только в 1999-2001 годах были предприняты реальные меры по сокращению производства - если в 1999 году было собрано 4000 тонн опия-сырца (сырья для производства героина), то в 2001 - только 185 тонн. Были созданы реальные предпосылки к сокращению выращивания опиумного мака в Афганистане до таких размеров, чтобы эта страна перестала играть сколько-нибудь значительную роль на международных рынках - так, как это было до 70-х годов XX века. Именно в этот период, по данным национальных антинаркотических ведомств европейских стран, на европейском рынке стал наблюдаться резкий рост мелкооптовых и розничных цен на героин, что свидетельствовало о значительном сокращении предложения.

В 1990-х годах основными центрами, где сосредотачивались крупнооптовые партии опия-сырца и героина, были афганские города Кундуз и Файзабад, а также пакистанский город Читраль, находящийся недалеко от афгано-пакистанской границы. Оттуда крупные партии опия-сырца и героина переправлялись в города Термез (Узбекистан), Ош (Кыргызстан) и Душанбе (Таджикистан) - ключевые узлы наркобизнеса в Средней Азии в 1990-е годы. Термез снабжался героином из провинций Афганистана, находившихся под контролем генерала Дустума, а Душанбе из южных районов Таджикистана, куда героин поступал с афгано-таджикской границы, проходящей по реке Пяндж.

В начале 1990-х годов район Оша (Ошский регион) стал ключевым перевалочным пунктом в транзите героина из Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана в Бишкек, Ташкент и Алма-Ату (Алматы) и далее в восточные субъекты Российской Федерации. Дальнейшая доставка осуществлялась как наземным, так и авиационным транспортом. В значительной степени этому способствовало наличие воздушного сообщения между Бишкеком, Ташкентом и Алма-Атой (Алматы) с административными центрами Урала, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока. Именно этот маршрут играл ключевую роль в доставке героина в Российскую Федерацию. Самым "урожайным" для сотрудников из отделов по борьбе с незаконным распространением наркотиков российского МВД был рейс Душанбе-Москва, который совершался дважды в неделю на самолетах Ил-76. Также активно использовалась российская военно-транспортная авиация вертолетами героин перевозился из населенных пунктов Айнби и Нурек на аэродромы Министерства обороны РФ, и, далее - самолетами на подмосковный аэродром Чкаловск.

В настоящее время этот маршрут (особенно, его воздушный вариант) утратил свое прежнее значение, в первую очередь, в связи с активизацией российских правоохранительных органов в аэропортах прилета, а также значительно более жестким контролем грузов, перевозимых военно-транспортными самолетами. Современная ситуация с доставкой героина по Бадахшанско-Ошскому направлению подробно описана в шестой части исследования Транспортировка героина по территории среднеазиатских государств (Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан (Киргизия), Турменистан (Туркмения), Казахстан).

Северная область Таджикистана, в 1990-е годы являлась зоной посевов опиумного мака (опийного мака). Опий экстрагировался в Пенджикентском регионе и в виде опия-сырца доставлялся в Ходжент, где осуществлялась его ректификация и производство конечного продукта - героина, который воздушным транспортом отправлялся в Москву и Санкт-Петербург.

Влияние афганского героина на ситуацию внутри России в 1990-е годы не было очень значительным - российская территория в первую очередь использовалась для транзита героина в страны Западной и Северной Европы, а не для сбыта. Хотя опийные наркотики и получили распространение в нашей стране именно со второй половины 1990-х годов, маршруты и объемы перевозок опия и героина были таковы, что не позволяли наркоторговцам организовать массовый сбыт в Российской Федерации.

В этот период героин распространялся в отдельных группах (таких, как, например, студенты ВУЗов Москвы и крупных областных центров) и не был доступен основной части массовых потребителей. Однако в этот период произошло сращивание этической афганской (в первую очередь, пуштунской), таджикской и цыганской наркомафии, разделивших между собой производство, крупно- и среднеоптовую транспортировку, розничную и мелкооптовую торговлю героином, морфием (морфином) и опием (опиумом).


Обсудить статью в форуме

Другие материалы раздела :
В Екатеринбурге состоялся круглый стол по вопросам противодействия экстремизму
Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор презентовал лидерам Австрии комплекс мер по борьбе с антисемитизмом
Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор о трагедии в Питтсбурге: "Этот варварский акт показывает, как легко антисемитизм переходит от риторики к жестокости"
Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор констатирует: большинство евреев в Европе не чувствуют себя в безопасности
Эксперт поделился мнением о значении Всероссийского фестиваля национальных культур в Малоярославце

ПОИСК
Ok

НОВОСТИ

11 июля 2019

Вячеслав Моше Кантор считает тревожащими данные о том, что половина еврейской молодёжи Европы раздумывает об эмиграции

27 мая 2019

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор: "ХАМАС использует палестинцев как пешек в кровавой игре"

21 февраля 2019

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор осудил осквернение мемориала Симоны Вейль в Париже и призвал к строгому наказанию виновных

02 февраля 2019

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор: "Массы вновь смотрят в сторону опасного популизма"

29 января 2019

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор: для борьбы с экстремизмом и антисемитизмом Европе необходим сильный политический центр

28 декабря 2018

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор считает необходимым искоренить антисемитизм в спорте

13 декабря 2018

Вячеслав Моше Кантор: "Декларация о борьбе с антисемитизмом" даёт реальные законодательные инструменты для борьбы с ненавистью

14 сентября 2018

Вячеслав Моше Кантор от лица ЕЕК прокомментировал решение Лейбористской партии о принятии полного рабочего определения антисемитизма

13 июня 2018

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор в Терезине открыл монумент жертвам Холокоста

11 апреля 2018

В ходе отраслевой выставки в Новосибирске будут обсуждать развитие сегмента безалкогольной пивоварен

20 марта 2018

На фасаде лондонского Форин-офис появился улыбающийся Путин

22 февраля 2018

Студией "ХайпКвадрат" выпущен мультсериал "Путин18плюс"

03 февраля 2018

Вячеслав Моше Кантор обратился к странам-членам ОБСЕ с призывом принять рабочее определение антисемитизма

31 декабря 2017

Казино на реальные деньги

27 декабря 2017

Глава ЕЕК Вячеслав Моше Кантор: "Австрийская партия свободы давно известна своим антисемитизмом и ксенофобией"

19 декабря 2017

Глава ЕЕК Вячеслав Моше Кантор прокомментировал заявление представителя ЕС о статусе Иерусалима










  © Авторский коллектив "Нацбез.Ру", 2004. При перепечатке ссылка обязательна