ru  21 августа 2019 Россия
 
Нацбез.Ру: Национальная безопасность
 о проекте | контакты | форум статьи | комментарии | новости | спецбиблиотека | ссылки 


АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ МОНИТОР
ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО
НЕГОСУДАРСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
ЭТНИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
БЕЗОПАСНОСТЬ И ТЕХНОЛОГИИ

Информационный партнер:
"Русский бизнес-курьер"



Реклама:


5 последних статей:

 Как два олигарха и генерал распилили крупнейшего застройщика столицы

 Сколько стоят журналисты и юристы? Как работают бутики силовиков

 KAMA TYRES о том, как правильно эксплуатировать шины

 В деле юриста Карамзина обнаружились интересы госбезопасности

 Вячеслав Григорьев убедит мир в возможности человека изучить десятки языков






Все об 
охране, защите и безопасности





Rambler's Top100

Реклама:



Версия для печатиВерсия для печати     08 декабря 2005

Экспансия США в русской Арктике - путь к гегемонии

Проблематика экономической и военно-политической деятельности в Арктике в США не входит в число тем, которые выносятся американским руководством для широкого обсуждения, что и определяет достаточно узкий и специфический спектр публичного интереса к Арктике. В большинстве случаев открытое обсуждение арктической тематики в США имеет ярко выраженный внутриполитический характер и связан с ситуаций в Аляске и местными проблемами.

Однако в последнее время отмечается тенденция существенного усиления активности в обсуждении данных вопросов как на уровне политической элиты, так и в научных кругах. При этом можно с уверенностью говорить о том, что развитие темы освоения арктических территорий в целом и сотрудничества с Россией в данной области в частности является управляемым и представляет собой скоординированную кампанию, не связанную непосредственно с какими-либо конкретными информационными поводами. Вероятно, в данной теме реализуются стратегические установки военно-политического руководства США в рамках стратегии глобального лидерства.

Особенностью американских подходов к проблеме национального освоения и международного сотрудничества в освоении Арктики является то, что эта тема формально не находится в числе приоритетов национальной безопасности США. Тем не менее, проведенный анализ свидетельствует о  наличии в политических и экспертных кругах США серьезной дискуссии о дальнейших приоритетах политики США в отношении Арктики. Это позволяет говорить о том, что данная тема относится к скрытым приоритетам политики в области национальной безопасности США, публичное обсуждение которых признано нецелесообразным.

Фактический вывод темы экономической и политической активности США в Арктике в информационную тень может быть связан с подготовкой в США новых инициатив общенационального характера, которые будут направлены на укрепление объективно сложившегося военно-политического доминирования США в регионе и на активизацию экономически рентабельного освоения природных ресурсов региона.

В любом случае, очевидно, что выработка нового курса в отношении Арктического региона будет осуществляться в рамках господствующих представлений о необходимости максимального укрепления лидирующих позиций США на международной арене.

Официальным документом, в котором изложены идеологические основы нынешней внешней политики США, является Стратегия национальной безопасности от 17 сентября 2002 года, в котором подчеркивается, что «Соединенные Штаты обладают беспрецедентной и не сравнимой силой и влиянием в мире… Соединенные Штаты будут предотвращать угрозы применения оружия массового уничтожения против себя, наших союзников и наших друзей, способствовать наступлению новой эры экономического роста через свободный рынок и свободную торговлю, расширять круг развития, открывая общества и строя инфраструктуру демократии».

При этом в отношении перспектив сотрудничества с Россией, несмотря на наличие дипломатичных пассажей о прогрессе в двусторонних отношениях в этом документе, подчеркивается недовольство как внутриполитическими, так и внешнеполитическими действиями Москвы. «Неочевидная приверженность России базовым ценностям рыночной демократии и сомнительные действия в борьбе с распространением оружия массового уничтожения остаются вопросами, вызывающими большую озабоченность. Именно слабость России ограничивает возможности для сотрудничества». Очевидно, что арктическое направление курса официального Вашингтона в отношении России будет развиваться в русле общих представлений, выраженных в данной стратегии.

Одним из ключевых вопросов в процессе обсуждения политики Вашингтона в отношении Арктики является вопрос об участии США в освоении континентального шельфа арктической зоны. По существу именно в контексте дискуссии по данной теме наглядно проявляется тенденция к последовательному формированию в США негативного отношения к реальной и перспективной деятельности Российской Федерации в освоении Арктики.

Радар системы ПРО США в АляскеВ частности, на посвященных конвенции ООН по Закону о море слушаниях в сенатском комитете по экологической и общественной деятельности (прошедших 23 марта 2004 года) в ходе выступлений экспертов, сенаторов и представителей действующей администрации периодически звучали заявления, свидетельствующие о, как минимум, настороженном отношении к возможности укрепления позиций России в Арктике.

Симптоматично, что одним из главных аргументов сторонников присоединения США к данной конвенции ООН, которая предполагает усиление международного контроля и координации по пользованию морской территорией, является тот факт, что это укрепит возможности Вашингтона по эффективному противодействию России в регионе и блокированию действий России, направленных на защиту своих национальных интересов в Арктике. Соответственно присоединение к договору позиционировалось как шанс для Вашингтона усилить свои позиции в Арктике именно за счет сдерживания усиления влияния России в арктических регионах и ограничения для нее возможностей эффективного расширения своего экономического присутствия в регионе.

В этом контексте ключевым вопросом дня становится тема территориальных притязаний на арктический континентальный шельф: действия России в этом направлении вызывают однозначное неодобрение в Вашингтоне. Более того, курс  России, направленный на юридическое закрепление за собой территорий арктического шельфа, рассматривается как угроза национальным интересам США. Как отметил на вышеуказанных слушаниях профессор Юридической школы Университета Вирджинии Дж.Нортон, «США исключены из обсуждения заявления России по границам ее континентального шельфа в Арктике – вопроса, который напрямую затрагивает интересы США, и особенно штата Аляска». Таким образом, интенсификация политики США в Арктике, в том числе и путем активизации своего участия в соответствующих международных институтах и присоединения к международным договорам, рассматривается как необходимое условие для сдерживания «территориальной экспансии» России в регионе.

Параллельно, военно-политическое руководство США начинает настаивать на необходимости предъявления собственных претензий Вашингтона на территорию арктического континентального шельфа. В частности, в нынешней администрации главным аргументом в пользу активизации участия США в международных арктических институтах и договорах называют именно открытие новых возможностей для выдвижения территориальный претензий на шельф. Так, помощник госсекретаря по морским и международным экологическим и научным делам Дж.Ф.Тернер на тех же слушаниях четко заявил: «Нельзя допустить, чтобы США не вошли в состав Комиссии по континентальному шельфу. Страна, которая делает самую большую ставку на нефть и газ и обладает самой полной  геологической информацией, не входит в эту организацию, в то время как Россия и другие страны начинают заявлять свои претензии на континентальный шельф. США тоже должны предъявлять свои права».

Стоит отметить, что постепенно вырабатывается и «объем» возможных территориальный претензий США на арктический шельф, который, в случае их поддержания на международной арене, сделает США ведущим игроком в регионе. Естественно, что особую заинтересованность в активизации курса США в отношении Арктики высказывают представители политического истэблишмента самого северного штата страны – Аляски. Именно там выдвигаются наиболее грандиозные планы в отношении шельфа. На слушаниях по закону и море сенатор-республиканка от этого штата Л.Мурковски заявляет о том, что «если мы присоединимся к этому договору, США сможет предъявить свои права на территорию в Арктике около 450,000 квадратных километров, размером приблизительно с Калифорнию».

Также недовольство вызывает позиция России в отношении использования Северного морского пути (СМП). Американское экспертное сообщество при поддержке представителей политической элиты выдвигает тезис о необходимости добиваться максимальной «интернационализации» СМП, под которой понимается получение США возможности для свободного использования этого транспортного коридора.

Естественно, что политика России, согласно которой существенная часть акватории СМП находится под юрисдикцией РФ, становится предметом серьезной озабоченности в американских политических кругах.

Так в докладе Комиссии США по арктическим исследованиям (органе, занимающимся разработкой стратегических направлений политики США в отношении Арктики) «Арктический океан и изменение климата: сценарий для военного флота США», опубликованном в 2002 году, прямо указывается, что противоречия по поводу СМП становятся важным пунктом в повестке российско-американских отношений. «США продолжают настаивать на том, что покрытые льдом проливы СМП являются международными и представляют собой субъект транзитных перевозок; Россия продолжает считать проливы своими внутренними водами. Скорее всего, это останется спорным политическим вопросом между США и Россией». Кроме того, в докладе прогнозируется, что проблема использования СМП станет предметом уже более серьезных разногласий между США и Россией, и даже «конфликтов». «Россия и Канада следуют политике, согласно которой все пригодные для навигации проливы в Северном морском пути находят под их эксклюзивным контролем. У США подход к определению статуса этих проливов отличается от их точки зрения. По мере того, как эти проливы будут все больше задействованы в международном трафике, вероятно появление конфликтов».

Несмотря на внешне периферийный интерес в Вашингтоне к действиям России в Арктике на деле ощущается особое внимание, проявляемое военно-политическим руководством США, ведущими СМИ и экспертным сообществом, к российскому участию в освоении Арктики. Ключевые аспекты, которые интересуют США – это военное присутствие России в регионе, а также социально-экономическое развитие российской Арктики и экологическая тематика. По каждой из данных тем у военно-политического руководства США уже «накопился» серьезный объем претензий к России, который используется для обоснования необходимости внедрения новых, более активных и агрессивных подходов к политике США в Арктике.

Естественно, что главное внимание традиционно уделяется военным аспектам использования Россией территории Арктики, особенно в отношении оружия массового уничтожения. Несмотря на то, что с распадом Советского Союза и окончанием «холодной войны» эта тематика приняла заметно более позитивное наполнение в развитии двухсторонних отношений, до сих пор рудименты старого мышления периодически проскальзывают в выступлениях представителей военно-политического руководства США.

В этом контексте самому пристальному изучению подвергается деятельность России на испытательном полигоне на острове Новая земля. Благодаря публикациям СМИ и заявлениям политиков американской массовой аудитории насаждается представление о том, что российская Арктика – это едва ли не полностью милитаризированный регион, вся деятельность на котором подчинена военным целям, причем крайне сомнительного содержания. Как правило, для нагнетания страстей по теме ядерной безопасности в регионе используются СМИ, причем наиболее авторитетные и влиятельные в стране.

К примеру, в 1999 году широкий резонанс спровоцировала публикация в The New York Times о том, что Россия якобы провела на Новой земле испытания запрещенных видов ядерного орудия. Эта информация мгновенно вызвала бурную дискуссию в США и заметно осложнила российско-американский диалог в сфере политики и безопасности. Естественно, что эта публикация мгновенно была использована во-первых, для подчеркивания военной угрозы со стороны России в Арктике, а во-вторых, - для констатации «неудовлетворительного» положения дел по сдерживанию этой угрозы и выдвижения предложений по наращиванию военных и разведывательных возможностей США в регионе. На слушаниях комитета сената по международным отношениям, посвященным договору о полном запрещении ядерных испытаний (9 октября 1999 года) сенатор-республиканец из штата Алабама Р.Шелби характеризовал ситуацию следующим образом: «Россия продолжает проводить ядерные испытания на полигоне в Арктике для развития вооружений малой мощности, которое станет основой новой русской военной доктрины. ЦРУ не может следить за этими испытаниями на том уровне, чтобы определить, ядерные ли они, или обычные. Эта деятельность [России]  является предметом серьезной озабоченности».

Таким образом, увязка проблемы ядерной безопасности и Арктики в отношении России является одним из самых «удобных» тезисов военно-политического руководства США для постоянной активизации критики российской позиции по проблемам освоения Севера. При этом деятельность России на Новой Земле остается главной «уликой», которую в США готовы трактовать чрезвычайно широкой. В отсутствие реальных доказательств противоправной действий России с испытаниями оружия на этом полигоне периодически тиражируются обвинения неопределенного характера, позволяющие удерживать нужную для военно-политического руководства США тему «на плаву». Как утверждает The New York Times (4.03.2001), представители американских разведывательных органов и специалисты по ядерной физике «уверены в том, что Москва делает на арктическом острове Новая Земля больше, чем говорит». Естественно, что такая логика оставляет широкий простор для появления дальнейших инсинуаций на тему использования России арктической территории для запрещенных ядерных экспериментов.

Если военные аспекты российского освоения в Арктике в США зачастую искусственно преувеличиваются, то масштабы социально-экономической деятельности на территории российской Арктики, наоборот, занижаются. Американские СМИ постоянно подчеркивают многочисленные экономические и социальные проблемы в арктических регионах.

Резкой критике подвергается экономическая политика федерального центра в отношении арктических регионов. Отмечается полная неэффективность используемых Москвой методов поддержки этих районов. Лейтмотивом комментариев является тезис о том, что людям приходится жить в условиях, фактически не пригодных для цивилизованного проживания.  Постоянно проходит линия о том, что на российском Севере широко распространены болезни, хроническая бедность, «повальный» алкоголизм, ощущается явный недостаток элементарных объектов инфраструктуры  и снабжения необходимыми для выживания ресурсами. «В поселке Индига [Ненецкий автономный округ]стремительно  распространяется алкоголизм, экономические условия в последние годы только ухудшаются. Большинство жителей поселка отчаянно нуждаются в медицинской помощи» (The Philadelphia Inquirer, 17.11.2000). «В поселке Новое Чаплино [Чукотский автономный округ] люди голодают. После краха коммунизма бедность только усилилась, и большинству жителей не хватает денег, чтобы купить даже самые элементарные вещи» (The Seattle Times, 13.05.2001). «Нет еды, нет угля, нет тепла. В некоторых районах российской Арктики продолжительность жизни меньше 37 лет» (The Seattle Times, 15.04.2002).

Стоит отметить, что кроме очевидного негативного эффекта от таких публикаций, связанного с констатацией тяжелой социальной обстановки в конкретных арктических регионах России американские СМИ фактически формулируют тезис о том, что Россия не может эффективно использовать свою арктическую территорию. Подчеркивается отсутствие со стороны российского руководства каких-либо действий, направленных на улучшение ситуации, а также стимулирования частного бизнеса к инвестициям в регион. Формируется мнение, что только расширение иностранного экономического, гуманитарного, а в перспективе – и политического присутствия в российской Арктике может спасти регион от социально-экономической деградации. Фактически в первом приближении к российской Арктике сформулирована концепция гуманитарной интервенции. В этой связи в ближайшее время следует ожидать существенной активизации в российских арктических регионах американских или контролируемых США гуманитарных организаций, сориентированных на помощь в сохранении традиционного образа жизни коренных народов, реализацию экологических и образовательных программ.

При этом отношение к возможному участию США в установлении прямого или косвенного контроля над ресурсами российского сектора Арктики рассматривается в США в том числе с точки зрения глобальной борьбы за лидерство с Европейским Союзом, позиция которого расценивается как стремление исключить на время арктические регионы мира из активного экономического оборота и свести освоение Арктики к реализации ограниченных экологических программ, на деле консервирующих экономическую ситуацию.

Экологическая тематика является третьим в числе основных приоритетов внимания США к действиям России в Арктике. Периодически в информационное поле США вбрасываются различные сюжеты на тему нарушений российской стороной стандартов использования окружающей среды. Пока это не носит характер спланированной кампании, однако, нельзя не отметить тенденцию, согласно которой фоном к сюжетам о деятельности России в Арктике становятся разнообразные экологические проблемы.

Характерно, что в контексте экологии получает развитие негатив в отношении ядерной безопасности в регионе. Особую тревогу вызывает тот факт, что эту тему с готовностью развивают представители действующей администрации. В 1999 году на слушаниях в комитете Палаты представителей по банкам и финансам помощник госсекретаря по международным делам Э.Трумэн впрямую обвинил Россию в загрязнении арктических вод радиоактивными материалами: «Существует проблема сбрасывания радиоактивных отходов в арктические воды. Это  связано с тем, что Россия сбрасывает ядерные отходы в Арктический океан, что является угрозой не только для США, но и для других стран».

Тема защиты окружающей среды традиционно используется для оказания давления на Россию в связи с ее планами по развитию арктической инфраструктуры и строительства объектов нефтегазового комплекса. Так, газета The Seattle Post-Intelligencer (20.02.2003) подает планы строительства газопровода в российской Арктике как удар по местной окружающей среде: «Россия строит газопровод длинной через тундру по Кольскому полуострову к Мурманску, используя технологию, печально известную из-за загрязнения хрупкой арктической экосистемы». Регулярно освещаются и факты более мелких «прегрешений» России в отношении арктической экологии. Характерно, что даже самые авторитетные американские издания не упускают возможность обратить внимание своих читателей на такую проблему как распространение браконьерства в российской Арктике. К примеру, The New York Times и The Washington Post периодически озвучивают информацию о нежелании российских властей бороться с распространением браконьерства в Арктике – как на суше, так и на море.

Явное преобладание негативных тезисов и сюжетов, обсуждаемых в рамках рассматриваемой проблематики, позволяет судить о том, что арктическая тема если пока и не стала предметом жесткого экономического и политического торга между США и Россией, то рано или поздно неминуемо будет включена в повестку «спорных вопросов» в  двусторонних отношениях. В этой связи очевидно, что наличие такого количества озвучиваемых на различных площадках претензий к России говорит о желании военно-политического руководства США активизировать свою политику в регионе и вывести ее на качественно новый уровень.

Уже сейчас на основе поступающей оперативной информации и официальных документов действующей администрации и конгресса, публикаций в СМИ можно сделать вывод о наличии признаков разработки новой стратегии поведения США в отношении арктического региона и, прежде всего, российской его части, которая, вероятно рассматривается, как наиболее приемлемая для экономической, а в перспективе, - и политической экспансии.

Очевидно, что идеологическая основа этой стратегии будет находится в рамках распространенных в США представлений о необходимости дальнейшего закрепления доминирующей роли Вашингтона на международной арене. Согласно этими представлениям, Вашингтон должен обладать всеми необходимыми ресурсами для оказания решающего влияния на ситуации в регионах, имеющих решающее значение на международную политическую и экономическую обстановку. Очевидно, что для военно-политического руководства Арктика становится именно таким регионом. Экономическая привлекательность Арктики объясняется ее огромным потенциалом по добыче природных ресурсов и резкому усилению транспортного значения Северного морского пути в случае интенсификации и интернационализации его использования.

Соответственно Россия в этих концепциях автоматически занимает место главного соперника США в борьбе за преобладание в регионе. В этой связи одной из центральных  задач новой стратегии станет получение контроля или как минимум высокой степени влияния над военной, экономической и экологической деятельностью России в Арктике. Для чего будет задействован самый широкий комплекс механизмов, призванных  наложить формальные и неформальные ограничения на деятельность других стран в арктическом регионе и, в конечном счете, максимально ослабить их позиции. Так, очевидно, что американские нефтяные компании, допущенные к проектам на территории российской Арктики, автоматически становятся проводниками новой линии официального Вашингтона в регионе. Одновременно, для торможения проектов, непосредственно не связанных с американскими финансовыми и промышленными кругами, будут задействованы различные международные и российские экологические организации, которые будут создавать излишний общественный резонанс на тему, якобы, наносимого Россией окружающей среде в Арктике.

Произошедшие в последние несколько лет инциденты на российском военно-морском флоте уже сейчас начинают использоваться военно-политическим руководством США для оказания давления на нашу страну с целью вывода на новый уровень программ по утилизации объектов российских ВМС (к примеру, программа Нанна-Лугара), однако на этот раз с прямым доступом представителей США к военным объектам и военным технологиям.

При этом характерно, что главной целью этих призывов становится именно Северный флот. Фактически формируется база для дальнейшей постановки вопроса о необходимости прямого иностранного – прежде всего, американского – контроля над экологической ситуацией на объектах Северного Флота, что в дальнейшем может стать фактором, существенно усложняющим выполнение флотом различных задач в т.ч. и геоэкономического характера.

Параллельно с деятельностью по ослаблению российского военного потенциала в регионе для обеспечения доминирования США в сфере использования Арктики военно-политическое руководство страны будет ставить задачу по наращиванию своего военных возможностей в Арктике. Стоит отметить, что для выполнения этой задачи широко задействован потенциал сотрудничества в рамках НАТО. Особую роль в этих планах играет Норвегия, которая явно с одобрения Вашингтона также наращивает военную составляющую своего присутствия в регионе. Продолжается широкомасштабная разведывательная деятельность против России, иностранные военные корабли и самолеты, которые могут быть использованы в качестве стартовых платформ высокоточного оружия, постоянно присутствуют на территории Арктики. Традиционные ежегодные учения сухопутных войск и ВМС НАТО на территории Норвегии и в Норвежском море проходят по сценарию, имеющему явно не дружественную по отношению к России направленность.

Все больше усиливается значение Аляски для военной политики США. НА территории этого штата расположены военно-воздушные базы около Анкориджа и Фэрбенкса, по одной армейской и морской базе, 54 других военных объекта. Характерно, что именно территория Аляски задействована в первом этапе развертывания американской системы противоракетной обороны. На базе в Форт-Грили будут располагаться ракетно-пусковые комплексы, призванные выполнить роль первого «щита»  в системы ПРО.

Таким образом, в новой стратегии военно-политического руководства США одно из центральных мест будет занимать признание растущего значения региона для военных целей (места дислокации баз и объектов военной инфраструктуры и т.д.). Это в целом соответствует сложившейся практике действий США в ключевых регионах мира, когда для обеспечения своих экономических интересов первоначально обеспечивается расширенное военное присутствие, на базе которого формируется механизм силового реагирования на возникающие кризисы.


Обсудить статью в форуме

Другие материалы раздела :
Депутат Госдумы Михаил Романов принял участие в дискуссии по распределенной генерации на конференции в Петербурге
Форум по актуальным проблемам и перспективам рынка пива состоялся в Новосибирске
Специальный офис продаж открылся в Лимассоле для реализации квартир в ЖК "Символ" Елены Батуриной
Пивоваренный бренд "Балтика" подвел итоги 2018 года
Бренд "Арсенальное" в 14-й раз был отмечен премией "100 лучших товаров России"

ПОИСК
Ok

НОВОСТИ

18 апреля 2019

Депутат Госдумы Михаил Романов принял участие в дискуссии по распределенной генерации на конференции в Петербурге

12 апреля 2019

Форум по актуальным проблемам и перспективам рынка пива состоялся в Новосибирске

14 марта 2019

Специальный офис продаж открылся в Лимассоле для реализации квартир в ЖК "Символ" Елены Батуриной

09 февраля 2019

Пивоваренный бренд "Балтика" подвел итоги 2018 года

19 декабря 2018

Бренд "Арсенальное" в 14-й раз был отмечен премией "100 лучших товаров России"

17 ноября 2018

Coca-Cola увеличивает долю в общем объеме безалкогольных напитков

14 ноября 2018

Бренд "Балтики" стал лауреатом премии "Марка №1 в России" в 2018 году

12 ноября 2018

На новосибирском форуме состоялся круглый стол, посвященный проблемам пивоваренной отрасли

07 ноября 2018

Новые ипотечные программы для покупателей ЖК "Талисман": Сбербанк аккредитовал два жилых комплекса 3S GROUP

Положительную динамику по итогам III квартала продолжает демонстрировать "Балтика"

24 октября 2018

Никос Куметтис будет курировать деятельность компании Coca-Cola в группе EMEA мира

15 октября 2018

Все системы менеджмента "Балтики" соответствуют новым версиям международных стандартов ISO 9001 и 14001

27 августа 2018

Brand Finance включила «Балтику» в рейтинг самых ценных российских брендов

05 августа 2018

Пользователи OFD.RU смогут подключить систему бесплатных уведомлений

02 июля 2018

Как сообщает РБК, в холдинг Михаила Гуцериева войдет компания MediaMarkt

28 июня 2018

Пивовары "Балтики" поделились секретами создания качественного пива с сотрудниками Генерального Консульства ФРГ










  © Авторский коллектив "Нацбез.Ру", 2004. При перепечатке ссылка обязательна