ru  22 октября 2019 Россия
 
Нацбез.Ру: Национальная безопасность
 о проекте | контакты | форум статьи | комментарии | новости | спецбиблиотека | ссылки 


ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
НЕГОСУДАРСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
ЭТНИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
БЕЗОПАСНОСТЬ И ТЕХНОЛОГИИ

Информационный партнер:
"Русский бизнес-курьер"



Реклама:

Антикоррупционные центры:





Все об 
охране, защите и безопасности





Rambler's Top100

Реклама:



Версия для печатиВерсия для печати     01 декабря 2003

Справка о ненадлежащем отношении к исполнению служебных обязанностей заместителей Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С. и Колмогорова В.В.

Итоговый вариант

 (Рассмотрена на заседании рабочей группы Комиссии 23.01.2003 г.
Принята за основу на заседании Комиссии 8.04.2003 г.
Доработана в соответствии с решением Комиссии от 3.06.2003 г.)

 Комиссией ГД по борьбе с коррупцией в процессе выполнения поручений Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и проверки обращений граждан, руководителей государственных и коммерческих организаций, работников правоохранительных органов и других лиц о фактах коррупции в деятельности государственных органов получены данные, свидетельствующие о созданной заместителями Генерального прокурора РФ Бирюковым Ю.С. и Колмогоровым В.В. порочной системе, основанной на нарушении требований Закона, необъективности проводимых расследований, принятии заказных решений, укрывательстве преступлений, незаконном освобождении от уголовной ответственности и необоснованном привлечении к ней в угоду интересам частных лиц, а также ненадлежащем отношении к исполнению служебных обязанностей и злоупотреблении должностными полномочиями.

 Указанные обстоятельства подтверждаются следующими материалами Комиссии:

I. В отношении министра путей сообщения РФ Аксененко Н.Е.

 Уже на начальном этапе проверки изложенных в публикациях средств массовой информации фактов злоупотреблений в системе МПС России было установлено, что направлявшиеся в Генеральную прокуратуру РФ в соответствии с решением Коллегии Счетной палаты Российской Федерации материалы по выявленным нарушениям финансово-хозяйственной деятельности Министерства путей сообщения за 1997-1998 гг., причинившим существенный ущерб государству, остались без рассмотрения.

Прокурорская проверка была начата только после направления запроса Комиссии ГД, что нашло отражение в ответах Генеральной прокуратуры РФ от 27 июля и 24 августа 1999 года.

По истечении двух месяцев в Государственную Думу поступил ответ, подписанный 24 сентября 1999 года заместителем Генерального прокурора РФ Колмогоровым В.В., в котором не отрицались выявленные Счетной палатой РФ нарушения в деятельности МПС России и причиненный вследствие этого материальный ущерб государству. Однако, вопреки требованиям закона, вместо возбуждения при наличии к тому всех оснований уголовного дела, полного и всестороннего исследования законности и обоснованности действий руководства МПС и объективной правовой оценки каждого из выявленных фактов, Колмогоров стремился оправдать действия министра путей сообщения РФ Аксененко Н.Е. и, по существу, уклонился от исполнения возложенных на него по службе обязанностей, заведомо неправомерно заявив об отсутствии оснований для вмешательства органов прокуратуры.

В результате проведенной Комиссией проверки было установлено, что изложенные в публикациях СМИ факты злоупотреблений в системе МПС России полностью обоснованны.

27 сентября 1999 года результаты проверки были рассмотрены на заседании Комиссии ГД, проходившем с участием представителей Аппарата Правительства России, ФСБ, МВД и Генеральной прокуратуры РФ.

В ходе него представителем Генеральной прокуратуры РФ было признано, что в действиях Аксененко Н.Е. содержатся нарушения закона, но они якобы не подпадают под действие уголовного законодательства и потому основания для вмешательства органов прокуратуры отсутствуют.

При уточнении деталей и обстоятельств, обозначенной представителем Генпрокуратуры позиции, выяснилось, что отмеченные в акте Счетной палаты РФ факты прокуратурой в полном объеме не проверялись, ее решение не основано на объективных данных и противоречит закону, а представленный Колмогоровым ответ содержит заведомо ложную информацию, направлен на преднамеренное введение Комиссии ГД в заблуждение и незаконное освобождение причастных к противоправной деятельности лиц от уголовной ответственности.

Комиссия признала деятельность Генеральной прокуратуры РФ неудовлетворительной, противоречащей требованиям Уголовного кодекса РФ и положениям закона «О прокуратуре Российской Федерации» и постановила проинформировать об изложенном Генерального прокурора РФ.

Во исполнение принятого решения 13 октября 1999 года Комиссией ГД на имя и.о. Генерального прокурора РФ Устинова В.В. был направлен повторный запрос о проведении полной, всесторонней и объективной проверки по материалам Счетной палаты РФ и публикаций средств массовой информации, даче правовой оценки выявленным фактам нарушений и принятии предусмотренных законом мер.

Письмом от 28 октября 1999 года Комиссия ГД была проинформирована о начале дополнительной проверки, вновь, как выяснилось, осуществлявшейся под контролем заместителя Генерального прокурора В.В. Колмогорова.

Используя сложившуюся ситуацию, связанную с проведением выборов в Государственную Думу, и в нарушение Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» Генеральная прокуратура не представила в Государственную Думу ответ о результатах данной проверки.

Как выяснилось позже, и на этот раз все ограничилось рядом формальных действий прокуратуры, в результате чего в возбуждении уголовного дела в отношении Аксененко и других лиц было отказано якобы за отсутствием в их действиях состава преступления.

 

В марте 2000 года Комиссия по борьбе с коррупцией, созданная Государственной Думой 3-го созыва, продолжила работу по материалам в отношении Аксененко. В последующем данное направление деятельности было подтверждено поручениями Государственной Думы от 5 апреля и 13 июля 2001 года, в соответствии с которыми на Комиссию было возложено обобщение материалов о причастности к коррупции членов Правительства Российской Федерации и лиц из Администрации Президента Российской Федерации.

В процессе работы Комиссия установила, что все ранее отмечавшиеся в деятельности руководства МПС России нарушения, в том числе в расходовании денежных средств, предоставлении отдельным коммерческим организациям необоснованных скидок при перевозках грузов на экспорт, их перепродажа на льготных условиях другим фирмам и т.д., не только не были устранены или локализованы, но, наоборот, вследствие бездействия и ненадлежащего исполнения заместителем Генерального прокурора РФ Колмогоровым В.В. и рядом подчиненных ему должностных лиц своих служебных обязанностей и осознанного непринятия ими предусмотренных законом мер, получили дальнейшее распространение и повлекли причинение государству дополнительных тяжких последствий в виде материального ущерба.

 

В связи с данными обстоятельствами Комиссией ГД был направлен новый запрос Генеральному прокурору РФ В.В. Устинову с настоятельным требованием о проведении объективной проверки по совокупности выявленных фактов.

В октябре 2001 года Генеральная прокуратура РФ проинформировала Комиссию ГД о возбуждении в отношении Аксененко Н.Е. уголовного дела и предъявлении ему обвинения по ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

 Следствие по делу завершено в марте 2003 года (старший следователь по особо важным делам Галахов А.А.). Окончательное обвинение предъявлено Аксененко Н.Е. по ч. 3 ст. 286 и ч.3 ст.160 УК РФ (хищение имущества путем присвоения или растраты) не только как бывшему министру путей сообщения, но и вице-премьеру Правительства России.

 В настоящее время прокуратурой производится ознакомление обвиняемого и его адвокатов с материалами уголовного дела.

 II. В отношении министра транспорта РФ Франка С.О.

 

В ходе проверки Комиссией ГД было установлено, что, являясь заместителем генерального директора АО «Дальневосточное морское пароходство» (ДМП) по экономике и финансам, С.О. Франк 27 июля 1994 года был избран членом наблюдательного совета АКБ «Морбанк». После назначения на государственную должность заместителя директора Департамента морского транспорта Минтранса России (6.10.95 г.), а затем заместителя министра (10.07.96 г.) и первого заместителя министра транспорта Российской Федерации (2.04.97 г.) он, в нарушение положений ст. 11 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации», остался председателем наблюдательного совета банка и продолжал принимать участие в управлении коммерческой организацией.

В частности, после назначения на государственную должность Франк, не имевший жилплощади в г. Москве, 24 октября 1995 года заключил с гр-кой Стерлинг Т.С. договор аренды квартиры (г. Москва, ул. Делегатская, д. 16/1, кв. 69) на срок с 1.11.95 по 30.06.96 г. (8 месяцев). В соответствии с условиями п. 4.1 договора ежемесячная арендная плата составляла 500.000 рублей (здесь и далее – неденоминированные).

Одновременно с этим сторонами было подписано дополнение № 1 к данному договору, имевшее конфиденциальный характер, которым арендная плата за квартиру уточнялась и устанавливалась в сумме 3.700 долларов США в месяц (существенно превышала размер денежного содержания госчиновника), в результате чего фактическая стоимость аренды квартиры за указанный срок составила 29.600 долларов США.

В целях вуалирования фактов незаконной передачи денежных средств ответственному должностному лицу Минтранса РФ АКБ «Морбанк» в декабре 1995 года открыл на имя Франка текущие рублевый и валютный счета.

С 1 декабря 1995 года по 31 июля 1996 года - в первом случае, и по 30 августа 1996 года - во втором, АКБ «Морбанк» ежемесячно зачислял на текущий рублевый счет Франка выдаваемые по двум беспроцентным ссудам соответственно 26-29 млн. рублей и 40 млн. рублей, а начисляемые по вкладам проценты конвертировал и зачислял на его валютный счет.

Всего за указанный период в результате искусственно созданных банком особо льготных условий по выделению (беспроцентные ссуды) и размещению денежных средств (начисление процентов по сверхвысоким ставкам) проценты по счетам составили 29.848 долларов США (около 146 млн. рублей) и 77.780 тыс. рублей (около 16 тыс. долларов США).

В марте 1996 года Франк, являясь должностным лицом, занимающим государственную должность, и используя свое служебное положение в корыстных целях, оказал содействие АКБ «Морбанк» в заключении на выгодных условиях с ГП «Моринрасчет» (подведомственное Минтрансу России государственное предприятие) договора о комплексном обслуживании по операциям с облигациями внутреннего государственного валютного займа (ОВГВЗ), согласно которому в управление банку сроком на 1 год были незаконно переданы являющиеся государственной собственностью облигации номинальной стоимостью 10,5 млн. долларов США с последующим равным распределением прибыли.

Тогда же (15 марта 1996 года) АКБ «Морбанк» выдал Франку сроком на 1 год новую беспроцентную ссуду в размере 380.640.000 рублей (эквивалентна 78.000 долларов США) для приобретения квартиры в г. Москве.

В сентябре 1996 года Франк по договору купли-продажи приобрел у АКБ «Морбанк» за 366.475.000 рублей квартиру в г. Москве (ул. Долгоруковская, д.40, кв. 82) общей площадью 91,9 кв. м, и в счет оплаты перевел со своих счетов в АКБ «Морбанк» денежные средства в сумме 100.527.343 рубля и внес наличными 265.902.657 рублей.

Указанная квартира была приобретена АКБ «Морбанк» 20 марта 1996 года у ЗАО «Эксодин» за 346.700.000 рублей. Совокупные расходы банка на поиск, приобретение, оформление, ремонт и обустройство вышеуказанной квартиры составили 438.078.688 руб., а дополнительные финансовые издержки, связанные с продажей квартиры Франку, - 71.603.688 руб.

Учитывая изложенное и принимая во внимание наличие в действиях Франка С.О. признаков ряда должностных преступлений, Комиссия 29 марта 2001 года направила свою аналитическую справку и все имевшиеся на этот счет документы в Генеральную прокуратуру РФ для их правовой оценки и принятия предусмотренных законом мер.

При этом внимание прокуратуры обращалось на то, что безвозмездное предоставление банком денежных средств и оказание дорогостоящих услуг имели явно выраженную целевую направленность, оказывались за счет использования средств вкладчиков и акционеров, изначально носили незаконный характер и осуществлялись в нарушение норм УК РФ, положений ст.11 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» и вопреки решениям общего собрания акционеров о «замораживании» выплаты дивидендов и направлении этих средств на развитие банка.

 

Из поступившего ответа первого заместителя Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С. от 5 июля 2001 года следовало, что все содержавшиеся в справке Комиссии факты в ходе проверки подтвердились, однако правовых оснований для реагирования прокуратура в них якобы не усмотрела.

Как в дальнейшем выяснилось, надлежащая проверка прокуратурой не проводилась, ряд приведенных в справке Комиссии фактов не был рассмотрен вообще, а прочим давалась трактовка, не основанная на законе и имевшая очевидную оправдательную направленность, вследствие чего и сами выводы прокуратуры приобрели абсурдный с правовой точки зрения характер.

При этом Генеральной прокуратурой РФ, вопреки закону, была полностью проигнорирована причинно-следственная связь, существовавшая между получением Франком от АКБ "Морбанк" значительных денежных средств и услуг и его участием, как ответственного должностного лица Минтранса России, в осуществлении финансовых операций в интересах "Морбанка".

 

В связи с очевидной неполнотой и необъективностью проведенной проверки, юридической необоснованностью ее выводов 30 июля 2001 года Комиссия ГД своим письмом поставила об этом в известность Генерального прокурора РФ Устинова В.В. и запросила материалы прокурорской проверки или итоговую справку по ее результатам.

12 сентября 2001 года в Комиссию ГД за подписью Бирюкова Ю.С. поступил ответ, не содержавший никаких разъяснений по существу поставленных перед Генеральным прокурором РФ вопросов. Одновременно с этим была представлена копия постановления от 15 мая 2001 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Франка (старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов на транспорте управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Бас В.И.), которое отличалось поверхностностью в исследовании и оценке юридических фактов, нигилистическим отношением к правовым нормам, как и идентичные ему ответы Бирюкова, и свидетельствовало о том, что как таковая проверка материалов в отношении Франка прокуратурой не проводилась.

 

25 сентября 2001 года Комиссия на своем заседании рассмотрела результаты прокурорской проверки и признала, что Генеральная прокуратура РФ не выполнила возложенные на нее задачи и функции, уклонилась от дачи объективной правовой оценки по установленным фактам неоднократного незаконного получения Франком денежных вознаграждений и дорогостоящих услуг от коммерческой структуры. Приняла решение рассмотреть данный вопрос при заслушивании руководства Генеральной прокуратуры РФ на своем специальном заседании.

Вопрос о работе прокуратуры по материалам Комиссии, в том числе в отношении Франка С.О., был рассмотрен на заседании 18 декабря 2001 года с участием и.о. первого заместителя Генерального прокурора РФ Симученкова В.В. и ряда начальников управлений Генпрокуратуры. Комиссия согласилась с высказанным от имени руководства прокуратуры предложением о проведении совместной проверки законности и обоснованности принятых прокуратурой решений в рамках специально созданных в этих целях рабочих групп Генпрокуратуры РФ и Комиссии ГД.

 Однако в дальнейшем руководство Генпрокуратуры РФ уклонилось от проведения совместной проверки (подробно о взаимодействии рабочих групп см. в 6-м разделе данной справки).

 22 февраля 2002 года в Комиссию поступило письмо заместителя Генерального прокурора РФ Колмогорова В.В., которым она информировалась о новом, вопреки принятому решению, якобы проведенном прокуратурой вне рамок рабочих групп изучении материалов в отношении Франка С.О., в результате которого вновь было установлено, что «достаточные основания для возбуждения уголовного дела в отношении Франка о злоупотреблениях должностными полномочиями отсутствуют».

III. В отношении бывшего первого заместителя министра финансов РФ Вавилова А.П.

 

В результате ряда проведенных проверок Комиссия ГД установила, что Вавилов А.П., являясь первым заместителем министра финансов РФ и обладая полномочиями по распоряжению бюджетными валютными средствами, неоднократно использовал свое должностное положение вопреки интересам службы из корыстной и иной личной заинтересованности, в результате чего государству был причинен значительный материальный ущерб.

Об указанном свидетельствовали следующие факты:

 А) - В ноябре 1994 года по распоряжению Вавилова Минфин России перевел в АКБ «Национальный кредит» (О. Бойко) и АБ «Империал» (А. Лебедев) по 40 млн. долларов США. При этом бюджетные средства были выделены под ничтожно малый процент и с обязательством не отзывать деньги досрочно без письменного согласия банков;

 - 16 февраля 1995 года Вавилов подписал распоряжение о передаче в
управление АКБ «Нацкредит» облигаций внутреннего валютного займа номинальной стоимостью 125 млн. долларов США;

 - 17 февраля 1995 года по инициативе Вавилова Минфин России подписал с АКБ «Нацкредит» соглашение, согласно которому банку дополнительно выделялось из бюджета 92 млн. долларов США якобы для кредитования внешнеэкономических организаций;

 - 10 апреля 1995 года, при наличии явных признаков финансового неблагополучия банка, Вавиловым было подписано кредитное соглашение о предоставлении АКБ «Нацкредит» бюджетной ссуды в размере 45 млн. долларов США якобы для финансирования строительства жилищно-оздоровительного комплекса «Самородинки» в г. Москве. Кредит предоставлялся на 5 лет под 8 % годовых, штрафные санкции за просрочку погашения или иное нарушение заемщиком условий кредита не предусматривались.

 Бюджетные средства были переданы без внесения рублевого покрытия, более 8 месяцев находились в полном распоряжении банка и в дальнейшем все 47,5 млн. долларов США (с учетом процентов), на основе осуществленного Вавиловым необоснованного освобождения «Должника» (НФС) и «Заемщика» (АКБ «Нацкредит») от их обязательств по кредитному соглашению, были безвозвратно утрачены для государства;

- 11 апреля 1995 года Вавилов от имени Минфина России и вопреки положениям ФЗ «О федеральном бюджете на 1995 год» подписал с АКБ «Нацкредит» соглашение, согласно которому Правительство РФ в счет оплаты 16 % доли в уставном капитале банка в размере 40 млрд. рублей передало в собственность банку облигации внутреннего валютного займа Минфина с целью реализации и внесения в уставный капитал;

 - летом 1995 года Вавиловым совместно с Бойко, Лебедевым и Дубининым была проведена незаконная финансовая комбинация по обмену Сбербанком России и АКБ «Нацкредит» векселями на сумму 100 млн. долларов США. В результате «Нацкредит» получил на 126 млн. долларов США (26 млн. - проценты) полновесные векселя Сбербанка России в обмен на ничего не стоившие свои. В соответствии с обязательствами банки должны были расплатиться между собой в июне 1997 года.

 Когда банкротство АКБ «Нацкредит» стало реальностью, векселя Сбербанка через фирму «ОЛБИ Интернейшнл» (США), с нарушением таможенного и валютного законодательства, были вывезены за рубеж и незаконно реализованы;

 - в течение 1995 года по указанию Вавилова КБ «Национальный резервный банк» (А. Лебедев) из государственного бюджета было необоснованно перечислено более 600 миллионов долларов США. Отчет об использовании бюджетных средств банком не представлялся;

- в 1995 году Минфином России по указанию Вавилова было переведено в КБ «Национальный резервный банк» («НРБ») 8 млрд. 420 млн. индийских рупий (эквивалентны 300 млн. долларов США). Указанные средства были получены без внесения рублевого покрытия;

- в августе 1995 года по указанию Вавилова Минфин перечислил КБ «НРБ» дополнительно 50 млн. долларов США якобы, как это было указано в распоряжении, для «обеспечения эффективного использования временно свободных государственных ресурсов»;

- в том же году КБ «НРБ» для кредитования строительства серии судов на Балтийском заводе по заказу Совкомфлота было выделено 2 млрд. индийских рупий. 21 августа 1995 года Минфин перевел деньги на счет «НРБ». Только по истечении 6 месяцев КБ «НРБ» перевел на расчетный счет АО «Балтийский завод» первые 3 млн. долларов США. В результате указанных действий государственные средства в размере 45 млн. долларов США в течение 8 месяцев необоснованно находились в распоряжении «НРБ» и использовались им в собственных интересах;

- 29 декабря 1995 года при активном участии Вавилова состоялся приказ Минфина России № 958 об освобождении предприятий РАО «Газпром» от налогообложения на сумму 1 трлн. 361 млрд. рублей (280 млн. долларов США) по сделке с украинскими облигациями, полученными в счет платежа за поставленный на Украину в 1994 году российский газ.

Суть операции заключалась в том, что незадолго до подписания этого приказа РАО «Газпром», Минфин России и КБ «Национальный резервный банк» заключили трехсторонний договор, по которому право на облигации перешло от «Газпрома» к Минфину, а от Минфина - к «НРБ». Таким образом, приказом № 958 Минфин фактически предоставил налоговые освобождения не РАО «Газпром», а КБ «НРБ», в результате чего государству был причинен материальный ущерб на указанную сумму.

 Одновременно с этим государственным предприятиям, недофинансиро- ванным из федерального бюджета, Минфином России был навязан вариант расчета, по которому предлагалось дать письменное согласие на получение взамен причитающихся бюджетных ассигнований, облигаций государственного валютного займа Украины с учетом их номинальной стоимости в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на дату зачисления облигаций на открываемый счет в «Национальном резервном банке». В дальнейшем предприятия были обобраны окончательно, получая от «НРБ» только 12% от суммы бюджетной задолженности;

- Вавилову была отведена важная роль в проведении операций по финансированию президентских выборов 1996 года. Существо одной из них заключалось в том, что через Минфин России банкирам передавались государственные ценные бумаги со скидкой до 70% от номинала, а затем, под предлогом острой нехватки денег в бюджете, их принимали назад, но уже по номинальной стоимости. Разница в размере 70% делилась между предвыборным фондом и участвовавшими банками.

 Анализ собранных Комиссией ГД материалов свидетельствовал о том, что в каждом из указанных эпизодов в отдельности и, тем более, в их совокупности, с учетом объективной стороны совершенных Вавиловым действий и наступивших для государства последствий, содержатся очевидные признаки должностных преступлений и достаточные основания для возбуждения уголовного дела. С учетом этого материалы были направлены в Генеральную прокуратуру РФ для проверки и принятия предусмотренных законом мер.

 Как следовало из ответов первого заместителя Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С., в процессе проведения проверок и расследования отдельных уголовных дел по фактам растраты бюджетных валютных средств злоупотреблений полномочиями со стороны Вавилова А.П. или его причастности к хищению денежных средств прокуратурой установлено не было, в связи с чем уголовные дела или не возбуждались, или прекращались за отсутствием в его действиях состава преступления. При этом принятые решения мотивировались либо несовершенством действующего уголовного законодательства, либо неполучением прокуратурой достаточных оснований.

 Вместе с тем, из существа материалов и представленных Бирюковым ответов усматривалось, что многие эпизоды деятельности Вавилова были оставлены прокуратурой без рассмотрения, а исследование прочих отличалось неполнотой и односторонностью, что свидетельствовало о ненадлежащей организации следственной работы в органах прокуратуры, отсутствии требовательности со стороны руководителей, персональной ответственности работников за принимаемые решения, а также их незаинтересованности в установлении истины.

 

Б) В 1996-1997 гг. Вавилов провел два международных зачета задолженностей между организациями России, с одной стороны, и Белоруссии и Украины - с другой, в результате чего государству был причинен ущерб на сумму свыше 1 млрд. долларов США.

 В частности:

1. 22 апреля 1996 года между Минфином России (Вавилов) и РАО «Газпром» (Вяхирев) был заключен договор о проведении взаимозачета задолженности Белоруссии за поставки газа. Белоруссия задолжала «Газпрому», а тот, в свою очередь, недоплатил налоги в бюджет. Вместе с тем, Российская Федерация имела задолженность перед Белоруссией. Специально для взаимозачета (в счет газовых долгов) Правительство Белоруссии выпустило вексель на сумму 916.791.381 доллар США и направило его «Газпрому», который должен был передать его Минфину РФ в счет своих долгов перед бюджетом, а Минфин – вернуть вексель Белоруссии в качестве погашения долгов России.

 Фактически была осуществлена другая схема. Получив белорусский вексель, РАО «Газпром» не передало, а продало его Минфину России, заплатившему 650 млн. долларов США казначейскими налоговыми освобождениями (КНО) и 200 млн. долларов США. С помощью этих ничего не значащих КНО «Газпром» рассчитался с бюджетом, а 200 млн. долларов списал на результаты собственной хозяйственной деятельности.

 

Несмотря на наличие в действиях Вавилова, по меньшей мере, признаков злоупотребления должностными полномочиями и их превышения, повлекших тяжкие последствия для государства, в представленном в Комиссию ГД ответе первого заместителя Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С. от 1 октября 2001 г. не содержалось объективной правовой оценки данной ситуации и деятельности указанных высокопоставленных лиц.

 Без проверки фактов, со ссылкой на письмо Минфина РФ, указывалось, что при исполнении договора соглашением между Минфином России, Госналогслужбой России, РАО «Газпром» и КБ «Национальный резервный банк» якобы был изменен порядок расчетов, и все денежные операции между указанными учреждениями выполнены в полном объеме. При этом прокуратурой были оставлены невыясненными существо произведенного «постфактум» изменения порядка расчетов между сторонами и обстоятельства его реализации в выигрышном для РАО «Газпром» и ущербном для государства варианте.

 2. Завершив таким образом взаимозачет с Белоруссией, Вавилов приступил к осуществлению украинского «варианта», но уже по измененной схеме. Если в случае зачета с Белоруссией прямые убытки от сделки «повисли» на Минфине, т.е. госбюджете России, что правомерно могло быть квалифицировано как казнокрадство, то на этот раз было создано промежуточное звено в лице Министерства обороны России.

 

Подготовка и проведение данных незаконных финансовых операций была осуществлена с использованием и на основе предшествовавших им событий следующим образом:

 

а) 29 декабря 1995 года председатель Правления РАО «Газпром» Вяхирев Р.И. и президент промышленно-финансовой корпорации «Единые энергетические системы Украины» (ПФК «ЕЭСУ») Тимошенко Ю.В. заключили договор № 4 ГУ-96 о поставке в 1996 году РАО «Газпром» на Украину российского природного газа и встречной поставке ПФК «ЕЭСУ» материально-технических ресурсов и оказании «Газпрому» услуг, равных договорной стоимости поставляемого газа в объеме 25.118 млрд. куб. метров.

 

31 декабря 1995 года был принят федеральный закон РФ «О федеральном бюджете на 1996 год», ст. 48 которого предусматривала проведение неденежной формы погашения налоговых платежей (зачет) на сумму, не превышающую 9 трлн. рублей (1.854.140.914,7 долларов США), в том числе и для Министерства обороны РФ.

 

1 апреля 1996 года Правительство РФ приняло постановление № 481 «Об упорядочении расчетов по осуществлению налоговых и других платежей предприятий и организаций-налогоплательщиков в федеральный бюджет, включая погашение задолженности по ним», пункт 1 которого предусматривал проведение в порядке исключения неденежной формы погашения налоговых платежей (зачет) по налогам и другим платежам в федеральный бюджет.

 

На основании данного постановления Правительства России 30 апреля 1996 года министром финансов РФ Пансковым В.Г. был подписан приказ №247 «О предоставлении казначейских освобождений», которым предусматривалось:

п. 1 - «в счет финансирования Министерства обороны РФ в 1996 году по расходам на строительство и содержание Вооруженных Сил РФ предоставить предприятиям и организациям РАО «Газпром», имеющим недоимку по платежам в федеральный бюджет в 1996 году, казначейские налоговые освобождения, в счет их договора № 4 ГУ-96 от 29.12.95 г. о взаимных поставках с Правительством Украины в 1996 году 25.118 млрд. куб. метров природного газа на Украину и материально-технических ресурсов на сумму, не превышающую рублевый эквивалент 300,0 млн. долларов США»;

п. 2 «установить, что оформление и выдача казначейских налоговых освобождений осуществляется ежемесячно, на основании представленных Министерством обороны РФ документов о выполнении условий генерального соглашения об оплате и поставке материально-технических ресурсов для нужд Минобороны России».

Тогда же при активном участии Вавилова министром обороны РФ Грачевым П.С., вопреки интересам ведомства и государства, были предприняты шаги, направленные на пересмотр не удовлетворявших РАО «Газпром» положений п. 2 приказа министра финансов РФ № 247.

В частности, 16 мая 1996 года им было направлено письмо Панскову В.Г. о внесении изменений в п. 2 приказа № 247 от 30.04.96 г., который рекомендовалось изложить в следующей редакции: «оформление и выдачу казначейских налоговых освобождений осуществить единоразово до 17 мая 1996 г. на сумму, эквивалентную 300 млн. долларов США, с последующим пропорциональным ежемесячным учетом этой суммы в течение 1996 г. при финансировании Министерства обороны Российской Федерации».

Во исполнение Договора № 4 ГУ-96 от 29.12.95 г. между РАО «Газпром» и ПФК «ЕЭСУ» и в соответствии с приказом министра финансов РФ № 247 министр обороны РФ Грачев П.С. и президент ПФК «ЕЭСУ» Тимошенко Ю.В. подписали 29 мая 1996 года генеральное соглашение № 1957-1-96, согласно которому украинская сторона взяла на себя обязательства обеспечить оплату материально-технических ресурсов, поставляемых Минобороны России предприятиями-производителями продукции для строительства и содержания Вооруженных Сил, за счет средств федерального бюджета на 1996 год на сумму, эквивалентную 300 млн. долларов США, в срок с июня по 31 декабря 1996 года.

В тот же день, не добившись внесения желательных для РАО «Газпром» изменений в формулировку п. 2 приказа министра финансов № 247 , Грачев от имени Министерства обороны РФ представил Панскову В.Г. заведомо подложные письмо и сводный зачетный акт на сумму 300 млн. долларов США, свидетельствующие якобы о выполнении корпорацией ЕЭС Украины условий Генерального соглашения № 1957-1-96 от 29.05.96 г. о поставках материально-технических ресурсов для нужд Министерства обороны РФ, и необходимости передачи казначейских налоговых освобождений на сумму рублевого эквивалента 300 млн. долларов США представителям РАО «Газпром».

 

В июне 1996 года Минфин России на основе поступившего из Министерства обороны РФ фиктивного сводного акта предоставил РАО «Газпром» казначейские налоговые освобождения в объеме 300 млн. долларов США в порядке зачета задолженности ПФК «ЕЭСУ» за поставленный российский газ, фактически не погашенной, а лишь переадресованной Министерству обороны РФ.

В результате указанных действий и произведенного зачета задолженности ПФК «ЕЭСУ» перед РАО «Газпром», поставки по генеральному соглашению № 1957-1-96 от 29.05.1996 г. будут произведены украинской стороной с существенным нарушением установленных сроков (конец 1996 - июль 1997 гг.).

 

На основе генерального соглашения 25 июля 1996 года заместитель начальника Центрального управления материальных ресурсов и внешне- экономических связей (ЦУМР и ВЭС) МО РФ генерал-майор Волков Г.А. и президент ПФК «ЕЭСУ» Тимошенко Ю.В. заключили контракт № 148\1697 о поставке для нужд Минобороны России продукции на общую сумму 1 трлн. 500 млрд. рублей (300 млн. долларов США) для зачета полученной продукции при погашении казначейских налоговых освобождений, выданных Минфином России предприятиям РАО «Газпром», по платежам в федеральный бюджет со сроком действия до 1 января 1997 года.

б) В тот же период Вавилов А.П., координировавший в соответствии с приказом министра финансов России от 14.06.96 г. № 308 деятельность валютного департамента Минфина, под видом решения задач по урегулированию хронической задолженности Украины перед РАО «Газпром», предприятий РАО «Газпром» по платежам в федеральный бюджет, а федерального бюджета перед Министерством обороны РФ подготовил и передал на проработку в Департамент оборонного комплекса Минфина РФ проект четырехстороннего соглашения (Минобороны РФ - Минфин РФ - РАО «Газпром» - ПФК «ЕЭСУ»). Существо данного документа сводилось к предоставлению государством РАО «Газпром» дополнительных казначейских налоговых освобождений на сумму 300-315 млн. долларов США по имевшейся задолженности в бюджет и одновременно с этим к переводу дебиторской задолженности украинской стороны с РАО «Газпром» на федеральный бюджет, погашение которой в дальнейшем предусматривалось осуществить путем поставок материально-технических ресурсов Министерству обороны РФ.

В связи с отрицательным заключением Департамента, выявившим противоречие предложенной схемы расчетов действующим нормативным актам Российской Федерации, данный проект реализован не был.

 

в) С учетом выявившейся невозможности решения проблем РАО «Газпром» вышеуказанным образом Вавилов А.П., не имея на то соответствующих полномочий Правительства РФ и используя не получившие ранее одобрения идеи премьер-министра Украины П. Лазаренко (письмо от 26.08.96 г. № 64-2298\8), разработал новую схему, самоуправно реализуя которую подготовил и 28 ноября 1996 года незаконно подписал от имени Минфина России с и.о. председателя правления РАО «Газпром» Шереметом В.В., президентом ПФК «ЕЭСУ» Тимошенко Ю.В., управляющим английской компанией «United Energy International Limited» (корпоративный член «ЕЭСУ») Аксоем Ш.Э. и заместителем председателя правления КБ «Национальный резервный банк» Кудимовым Ю.А. соглашение № 01089, якобы направленное не только на урегулирование задолженности по платежам в федеральный бюджет предприятий РАО «Газпром», но и на «осуществление финансирования расходов федерального бюджета на 1996 год на оплату материально-технических ресурсов для нужд подведомственных Минобороны России структур, поставляемых Корпорацией в счет задолженности Украины за потребленный природный газ, в сумме, эквивалентной 250,0 млн. долларов США, с отнесением на расходы по разделу «Национальная оборона».

В дальнейшем Вавилов организовал подписание этого незаконного соглашения руководителем Госналогслужбы РФ Артюховым В.Г. и министром обороны РФ Родионовым И.Н.

Предусмотренные соглашением механизм и последовательность действий сторон свидетельствовали о явном несоответствии истинных целей незаконно реализуемой Вавиловым схемы декларируемым в тексте преамбулы.

В нем, в частности, предусматривалось:

 - Банк (КБ «Национальный резервный банк») открывает текущие валютные счета Госналогинспекции (ГНИ № 28 ЮЗАО г. Москвы), Главному управлению Федерального казначейства Министерства финансов РФ, Министерству обороны России, РАО «Газпром» и Корпорации «ЕЭСУ» (п.п. 2.1.,2.3.,2.4.,2.5.,2.6.,2.7. соглашения);

- Банк предоставляет РАО «Газпром» целевой кредит в сумме 250,0 млн. долларов США для уплаты налогов в федеральный бюджет (п. 2.2.);

- РАО «Газпром» перечисляет со своего ссудного счета в Банке 250,0 млн. долларов США на соответствующие текущие валютные счета Госналогинспеции в Банке (п. 2.3.);

 - зачисленные на счета Госналогинспекции в соответствии с п. 2.3. соглашения суммы в иностранной валюте, после получения выписки Банка о зачислении текущих платежей в федеральный бюджет, на основании платежного поручения Госналогинспеции перечисляются Банком на валютный счет Главного управления Федерального казначейства в Банке (п.2.4.);

 - по получении средств в доход федерального бюджета Главное управление Федерального казначейства осуществляет перечисление средств федерального бюджета на текущий валютный счет Минобороны России в Банке, в объеме и на цели, предусмотренные пунктом 1.1. соглашения (п.2.5.);

 - по получении средств по расходам федерального бюджета Минобороны России перечисляет полученные средства со счета в Банке на основании платежного поручения на счет Корпорации в Банке с указанием целевого использования указанных средств по исполнению контракта № 148/1697 от 25 июля 1996 года между Корпорацией и Минобороны России (п.2.6.);

 - Корпорация в соответствии с Договором № 4-ГУ-96 от 29 декабря 1995 года со своего счета в Банке перечисляет поступившие 250 млн. долларов США на текущий валютный счет РАО «Газпром» в Банке.

 РАО «Газпром» перечисляет поступившие от Корпорации средства на погашение вышеуказанного кредита Банку (п.2.7.).

В тот же день (28.11.96 г.) Вавилов от имени Минфина РФ и председатель правления КБ «Национальный резервный банк» («НРБ») Лебедев А.Е. подписали соглашение № 01089\1 об обслуживании счета в иностранной валюте, предметом которого являлось открытие и ведение в Банке текущего валютного счета по учету бюджетных средств в долларах США.

В целях реализации соглашения № 01089 в период с 29 ноября по 20 декабря 1996 года КБ «НРБ» заключил договоры на расчетно-кассовое обслуживание в иностранной валюте с РАО «Газпром», Государственной налоговой инспекцией № 28 ЮЗАО г. Москвы и компанией «United Energy International Limited».

27 декабря 1996 года по настоянию Вавилова аналогичный договор с Банком был заключен Министерством обороны РФ, и в тот же день под личным контролем Вавилова в полном объеме осуществлена документальная проводка оформленной РАО «Газпром» в качестве кредита в КБ «Национальный резервный банк» денежной суммы в размере 250 млн. долларов США по открытым в этом же банке счетам указанных в соглашении № 01089 сторон, после чего деньги были вновь зачислены на счета Банка под видом якобы осуществленного погашения РАО «Газпром» своей кредитной задолженности.

Фактически данные денежные средства в иностранной валюте за пределы банка не выходили, так называемые переводы средств осуществлялись исключительно на бумаге, виртуально, и задолженность РАО «Газпром» перед бюджетом реально не погашалась, но при этом была необоснованно списана с него.

При этом «перевод» средств со счета Главного управления федерального казначейства (ГУФК) Минфина России в КБ «НРБ» на счет Главного управления военного бюджета и финансирования (ГУВБиФ) МО РФ в этом же Банке осуществлялся по заведомо фиктивному основанию, содержавшемуся в тексте соглашения № 01089 от 28.11.96 г. (контракт № 148\1697 от 25.07.96 г., полностью оплаченный Минфином России в июне 1996 года казначейскими налоговыми освобождениями на сумму 300 млн. долларов США).

г) Несмотря на то, что украинская сторона еще продолжала поставки продукции по заключенному 25 июля 1996 года с Министерством обороны РФ контракту № 148\1697 (завершит исполнение в июле 1997 года), а к исполнению обязательств, связанных с погашением задолженности за поставленный газ по соглашению № 01089 от 28 ноября 1996 года, вообще не приступала, Вавилов незаконно (при отсутствии полномочий, правовых оснований и в нарушение ФЗ «О федеральном бюджете на 1997 год») подготовил и совместно с председателем правления РАО «Газпром» Вяхиревым Р.И., Тимошенко Ю.В., Аксоем Ш.Э. и старшим вице-президентом АБ «Империал» Столяренко В.М. 3.03.97 г. подписал аналогичное прежнему соглашение, без номера, по «урегулированию задолженности по платежам в федеральный бюджет предприятий РАО «Газпром» и осуществлению финансирования расходов федерального бюджета на оплату материально-технических ресурсов для нужд подведомственных Минобороны России структур, поставляемых Корпорацией в счет задолженности Украины за потребленный природный газ, в сумме, эквивалентной 200,0 млн. долларов США, с отнесением на расходы по разделу «Национальная оборона».

В дальнейшем он организовал подписание данного соглашения первым заместителем руководителя Государственной налоговой службы РФ Павловым В.Н. и министром обороны РФ Родионовым И.Н.

20 марта 1997 года под личным контролем Вавилова была осуществлена аналогичная незаконная операция, заключавшаяся в документальной проводке якобы полученных РАО «Газпром» в качестве кредита в КБ «Империал» денежных средств в размере 200 млн. долларов США по открытым в этом же банке счетам указанных в данном соглашении (без номера) сторон с последующей отметкой о возвращении кредита Банку, в результате которой было осуществлено списание задолженности РАО «Газпром» по налоговым платежам в бюджет, без ее реального погашения.

 В результате проведения указанных виртуальных операций с использованием кредитных средств Вавиловым, Вяхиревым, Артюховым и другими была создана иллюзия погашения задолженностей ПФК «ЕЭСУ» перед РАО «Газпром» за поставленный на Украину газ, последнего - по налоговым платежам в бюджет в размере соответственно 250 и 200 млн. долларов США и осуществления в этих пределах бюджетного финансирования Министерства обороны РФ, что повлекло противоправное изъятие названной группой лиц из бюджета (в форме непоступления и зачета) 450 млн. долларов США, невозможность их использования для финансирования бюджетной сферы и предусмотренных федеральных программ, а также необоснованное оставление валютных средств в чужом владении и пользовании за границей.

 В ходе проведенной Комиссией ГД проверки данных обстоятельств было установлено, что 27 марта 2000 года Главной военной прокуратурой (ГВП) было возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц ГУВБиФ МО РФ по факту превышения ими должностных полномочий путем незаконного перечисления бюджетных средств на общую сумму 450 млн. долларов США английской компании «United Energy International Limited» (корпоративный член ПФК «ЕЭСУ»).

 16 октября 2000 года следователь Печегин А.И. и начальник отдела Следственного управления ГВП Сагура А.Л. были вызваны первым заместителем Генерального прокурора РФ Бирюковым Ю.С. и получили указание не проводить следственных действий в отношении Вавилова. В связи с выраженным несогласием, вызванным незаконностью данных требований, Сагура был удален Бирюковым с совещания.

 23 октября 2000 года Бирюков направил в Следственное управление ГВП письменное указание о предъявлении обвинения и срочном завершении расследования дела в отношении начальника ГУВБиФ МО РФ генерал-полковника Олейника Г.С.

 Во исполнение данного указания, 28 октября 2000 года Олейнику Г.С., роль которого сводилась к исполнению подписанных Вавиловым А.П., министром обороны России Родионовым И.Н., руководителем Госналогслужбы РФ Артюховым В.Г. и рядом других ответственных должностных лиц соответствующего пункта соглашений от 28 ноября 1996 года и 3 марта 1997 года по перечислению английской фирме «United Energy International Limited» специально переводимых в этих целях Минфином России на счет ГУВБиФ 450 млн. долларов США из оформленных РАО «Газпром» в качестве кредитов средств, было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий.

 В середине апреля 2001 года справки ГВП с доказательствами вины Вавилова были направлены Генеральному прокурору и руководителю Администрации Президента РФ.

 28 мая 2001 года после встречи с Бирюковым, Вавилов прибыл на допрос в ГВП, где ему было предъявлено обвинение по ст. 286 УК РФ (превышение полномочий). В тот же день Бирюков затребовал копию данного постановления и не найдя оснований для его отмены, потребовал сделать это от руководства ГВП, на что получил отказ.

 В дальнейшем Бирюков потребовал выделить дело по обвинению Олейника в отдельное производство, а материалы в отношении Вавилова направить в Генеральную прокуратуру.

 21 июня 2001 года ГВП, в нарушение требований ст.26 УПК РСФСР (соединение и выделение уголовных дел), дело на Олейника, действия которого якобы образовывали самостоятельный состав преступления и не были связаны с действиями других должностных лиц (Вавилова А.П., Артюхова В.Г., Павлова В.Н., Родионова И.Н., Вяхирева Р.И., Шеремета В.В.), необоснованно выделила в отдельное производство.

 6 июля 2001 года уголовное дело в отношении Вавилова А.П. было передано в Управление по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ.

 29 октября 2001 года уголовное дело было прекращено (старший следователь по особо важным делам управления по расследованию особо важных дел Попов В.Д.) якобы за отсутствием в действиях Вавилова состава преступления.

 Вопрос об ответственности иных ответственных должностных лиц, причастных к подписанию указанных незаконных соглашений и осуществлению предусмотренных ими фиктивных финансовых операций по зачету задолженностей, Генеральной прокуратурой РФ вопреки закону не рассматривался и в ходе проводившегося расследования не исследовался.

 Данными действиями, прямо влиявшими на всесторонность, полноту и объективность расследования и последующего разрешения дела в суде, Бирюковым были созданы условия для его "развала" и незаконного освобождения Вавилова и других высокопоставленных лиц, осуществивших эти противоправные операции, от уголовной ответственности.

 Уголовное дело по обвинению Олейника Г.С. в конце 2001 года Главная военная прокуратура направила в суд, и в мае 2002 года Московский военный городской суд за указанные выше действия приговорил его к 3 годам лишения свободы.

По оценке Комиссии ГД, даже этот далеко не полный перечень деяний Вавилова давал основание сделать вывод о том, что их нельзя рассматривать как цепь отдельных ошибок или заблуждений, поскольку все финансовые операции осуществлялись по схожим сценариям, имели узкую адресную направленность, были сопряжены с предоставлением финансовых выгод коммерческим структурам в ущерб государственным интересам и в каждом из рассматриваемых случаев повлекли причинение государству существенного материального ущерба, и безусловно свидетельствовали об их совершении с единым умыслом.

С учетом этого Комиссия ГД 26 июня 2001 года направила Генеральному прокурору РФ Устинову В.В. обращение, в котором, в соответствии с положениями УПК, рекомендовала рассмотреть вопрос об объединении в одном производстве всех имеющихся и до этого разрозненно рассматривавшихся прокуратурами различных уровней материалов в отношении Вавилова.

Однако, как указал в своем ответе от 1 октября 2001 года первый заместитель Генерального прокурора РФ Бирюков Ю.С., «предусмотренных законом оснований для объединения материалов расследований и проверок, касающихся Вавилова А.П., в одном производстве не имеется».

 22 февраля 2002 года в Комиссию ГД поступило письмо заместителя Генерального прокурора РФ Колмогорова В.В., в котором официально сообщалось, что 29.10.2001 г. уголовное дело в отношении Вавилова А.П. (выделенное из дела Олейника) прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления, оснований для признания незаконными данных решений, а также решений, принятых в отношении Вавилова А.П. по другим уголовным делам, упоминаемым в справке Комиссии, не имеется.

Из существа исследовавшихся Комиссией обстоятельств и представленных Генеральной прокуратурой РФ ответов усматривается, что не разрозненное рассмотрение материалов или недостаточный уровень профессионализма работников прокуратуры помешали выйти на правильное понимание и оценку действий Вавилова, а ставшие нормой деятельности прокуратуры нарушения принципов осуществления законности, в том числе основополагающего - неотвратимости наказания.

Изложенные факты свидетельствуют о незаконности действий названных высших должностных лиц Генеральной прокуратуры РФ, сознательном нарушении ими требований закона и норм профессиональной этики.

IV. По обращению генерального директора МЦ «Гранд» и ТЦ «Три кита» Зуева С.В. о направомерных действиях ГТК России.

 В ходе проверки Комиссией ГД было установлено, что ГТК совместно с органами МВД России в августе 2000 года был выявлен контрабандный канал ввоза мебели на территорию Российской Федерации рядом коммерческих структур, в том числе ООО «Лига-Марс» и ООО «Бастион», с ее последующей реализацией в ТЦ «Три кита» и МЦ «Гранд», в связи с чем были заведены дела о нарушении таможенных правил (НТП).

 27 августа 2000 года Зуев, как представитель фирм-продавцов, арендующих торговые площади в ТЦ «Три кита» и МЦ «Гранд», инициативно опубликовал официальное заявление, в котором отметил необоснованность появившихся в прессе сообщений о якобы имевшем место конфликте между ТЦ «Три кита», МЦ «Гранд» и ГТК России.

 6 октября 2000 года председателю ГТК России Ванину М.В. поступило письмо от руководителей ряда фирм, осуществляющих торговлю мебелью в ТЦ «Три кита» и МЦ «Гранд», в котором признавалось, что внутренняя ревизия всех поставок мебели импортного производства за период 1998 - 2000 гг. показала недоплату ими таможенных платежей в размере 5 млн. долларов США вследствие ошибочного определения стоимости при таможенном оформлении товаров, и сообщалось о намерении осуществить перечисление на счет ГТК этой суммы.

 12 октября 2000 года в бюджет государства в счет погашения образовавшейся задолженности по уплате таможенных платежей ООО «Электра-М», «Лига-Марс» и «Арт-Дизайн-М» были перечислены через банк «Зенит» 2 млн. долларов США ООО «Альянс-95» и 500 тыс. долларов США ООО «Электра-М».

 Как позже выяснилось, данное признание Зуевым и другими лицами допущенных ими нарушений таможенных правил и проявленная готовность возместить средства в государственный бюджет были обусловлены тем, что в ходе проверки, проведенной в рамках заведенного дела о НТП, были выявлены серьезные признаки, свидетельствующие о контрабандном перемещении мебели, осуществлявшемся фирмами, в частности путем занижения в среднем в 3 раза веса груза и в 5 раз стоимости перемещаемых товаров.

 Указанные данные были получены ГТК России по 39 эпизодам подобных поставок.

 Схема контрабандных поставок предусматривала: большая часть мебели поставлялась в адрес ООО «Лига-Марс», проходила таможенное оформление и выпускалась в свободное обращение на Одинцовской таможне Центрального таможенного управления, а затем по внутрироссийским документам передавалась многочисленным посредническим фирмам и реализовывалась на торговых площадях ТЦ «Три кита» и МЦ «Гранд» с сокрытием полученной прибыли.

 В ходе проведенной ГТК России проверки были получены достоверные данные о связи Зуева через ООО «Альянс-95» и «Альянс-96» с ООО «Лига-Марс», являвшимся одной из основных подставных фирм, использовавшихся для контрабандных поставок мебели, что подтверждалось взаимным соучредительством и руководством фирм, а также финансовыми платежами в счет производившихся поставок.

По выявленным фактам 7 сентября 2000 года ГУВД Московской области было возбуждено уголовное дело № 18\191746-00 по ч.3 ст. 188 УК РФ о контрабанде мебели (398 эпизодов) стоимостью не менее 40 млн. долларов США, которое в октябре того же года было передано для дальнейшего расследования в Следственный комитет при МВД России.

По делу была создана следственно-оперативная группа из сотрудников Следственного комитета, ГТК, УБЭП, ГУБОП и других оперативных служб.

При проведении следственных действий в ТЦ «Три кита» обнаружена мебель иностранного производства, в том числе не имевшая маркировки. Общая стоимость нереализованной контрабандной мебели, на которую был наложен арест, превышала 5 млн. долларов США.

Одновременно по материалам Службы собственной безопасности Центрального Таможенного управления были возбуждены 3 уголовных дела в отношении сотрудников Одинцовской таможни, причастных к незаконному выпуску мебели, а сама таможня расформирована.

В ходе расследования уголовного дела Зуев С.В. и иные причастные к противоправной деятельности лица, используя коррупционные связи в правоохранительных органах, предприняли меры, направленные на «развал» дела и дискредитацию работников следственно-оперативной группы. Отправной точкой данных действий явилась подача Зуевым С.В. в Генеральную прокуратуру РФ заявления о якобы допущенных должностными лицами ГТК и следователями МВД существенных нарушениях закона.

 Вслед за этим, 22 ноября 2000 года, уголовное дело № 18\191746-00 по контрабанде мебели было в срочном порядке затребовано первым заместителем Генерального прокурора РФ Бирюковым Ю.С. из Следственного комитета при МВД РФ и без объяснения причин оставлено в производстве курируемого им управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ. Причем, после передачи дела в Генеральную прокуратуру оказались «утрачены» многие важные доказательства преступной деятельности.

 Уже 20 декабря 2000 года на основе заявлений Зуева Генпрокуратурой РФ было возбуждено уголовное дело и затем предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий следователю Следственного комитета при МВД России Зайцеву П.В.,

 7 мая 2001 года, несмотря на имевшиеся бесспорные доказательства контрабандной деятельности, уголовное дело № 18\191746-00 в отношении сотрудников ООО «Лига-Марс» Генеральной прокуратурой РФ (старший следователь по особо важным делам Попов В.Д.) было необоснованно прекращено в связи с якобы отсутствием в их действиях состава преступления. При этом в основу решения было положено данное следствием извращенное толкование положений постановления Пленума Верховного Суда РФ (по делу Конькова и Шибалкина, об ошибочной квалификации пособничества в уклонении от уплаты таможенных платежей как покушения на нарушение таможенного законодательства).

 28 июня 2001 года Бирюков Ю.С. направил ответ на обращение министра внутренних дел России Грызлова Б.В. от 8.06.01 г. к Генеральному прокурору РФ Устинову В.В. в связи с неправомерными действиями прокуратуры, в котором ложно указал о законности прекращения дела по контрабанде и полной обоснованности возбуждения дела в отношении следователя МВД.

 В связи с заявлениями Зуева 24 сентября 2001 года Генеральной прокуратурой РФ были возбуждены уголовные дела и предъявлены обвинения начальнику Таможенной инспекции Волкову А.Л. и первому заместителю начальника Управления таможенных расследований и дознания ГТК России Файзулину М.Р.

30 октября 2001 года начальником Центральной оперативной таможни ГТК России Воробьевым А.О. по выявленным фактам уклонения ООО «Лига-Марс» от уплаты таможенных платежей в особо крупном размере (свыше 15 млн. рублей) при ввозе и таможенном оформлении 39-ти партий мебели было возбуждено уголовное дело № 88013 по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.194 УК РФ.

30 ноября 2001 года прокуратурой г. Москвы (старший прокурор управления по надзору за исполнением законов на транспорте и в таможенных органах Фетисова Е.М.) это уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления в связи с тем, что действия работников ООО «Лига-Марс» по недостоверному декларированию товаров якобы уже являлись предметом исследования по уголовному делу № 18\191746-00, которое было прекращено по данному основанию.

 4 декабря 2001 года старшим помощником Генерального прокурора РФ Беляковым А.М. (в 2002 году уволен из Генеральной прокуратуры и с сентября того же года возглавляет Департамент судебных приставов Минюста России) решение прокуратуры г. Москвы о прекращении уголовного дела № 88013 было признано незаконным и необоснованным и отменено в связи с тем, что данное дело возбуждалось по фактам и обстоятельствам, не являвшимся предметом расследования по уголовному делу № 18\191746-00.

 В ходе состоявшегося 14 февраля 2002 года заседания Комитета ГД по безопасности, в состав которого входят 6 членов Комиссии ГД по борьбе с коррупцией, были заслушаны члены Межведомственной экспертной группы (Генпрокуратура РФ, ГТК и МВД России), созданной Комитетом по предложению руководителей Генпрокуратуры РФ взамен выдвигавшегося тогда же рядом депутатов альтернативного варианта о проведении парламентских слушаний по данной конфликтной ситуации и дачи правовой оценки законности и обоснованности действий и решений прокуратуры.

 Несмотря на единое мнение специалистов Межведомственной экспертной группы, известных юристов, депутатов Государственной Думы – членов Комитета по безопасности и Комиссии по борьбе с коррупцией, а также очевидную, с правовой точки зрения, незаконность указанных выше решений прокуратуры и явно заказной характер этих действий, участвовавший в заседании заместитель Генпрокурора РФ Колмогоров В.В. в нарушение норм профессиональной этики и вопреки закону пытался обосновать их точным и неукоснительным исполнением прокуратурой действующих правовых норм.

 22 февраля 2002 года на запрос Комиссии ГД по борьбе с коррупцией в адрес Генерального прокурора РФ поступил ответ за подписью Колмогорова В.В., в котором вновь содержались ложные утверждения о якобы проведенных дополнительных проверках и отсутствии каких-либо нарушений при принятии решений о прекращении уголовного дела в отношении сотрудников ООО «Лига-Марс» по контрабанде мебели и при возбуждении дел на следователя Следственного комитета при МВД РФ Зайцева П.В. и должностных лиц ГТК РФ Файзулина М.Р. и Волкова А.Л.

 Данные утверждения Колмогорова противоречили и объективным данным, имевшимся уже тогда в распоряжении руководства Генеральной прокуратуры РФ.

 Так, по уголовному делу, переданному в декабре 2001 года первоначально для организации расследования в прокуратуру Ленинградской области, а с января 2002 года вновь возвращенному в производство управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ (руководитель следственной группы - начальник отдела прокуратуры Ленинградской области Лоскутов В.В.), 20 февраля 2002 года противоправные действия группы неустановленных лиц по 38 эпизодам поставок мебели в Россию были квалифицированы по ч.3 ст.188 УК (контрабанда, совершенная неоднократно), а 37 из них дополнительно квалифицированы и по ч.2 ст. 194 УК РФ (неоднократное уклонение от уплаты таможенных платежей в особо крупном размере, совершенное по предварительному сговору группой лиц).

 26 февраля 2002 года по выявленным в ходе расследования фактам неоднократных подделок официальных документов – копий сертификатов соответствия на ввозившиеся партии мебели, было возбуждено новое уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.327 УК РФ.

 Указанные обстоятельства в полной мере подтвердили незаконность ранее принятого решения о прекращении уголовного дела по контрабанде мебели.

 Последующее развитие событий в полной мере подтвердило «заказной» характер действий прокуратуры по возбуждению уголовных дел и привлечению к ответственности следователя МВД и работников ГТК РФ.

 Так, 5 сентября 2002 года Московский городской суд, рассмотрев поступившее из Генеральной прокуратуры РФ дело по обвинению следователя МВД России Зайцева П.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 286 (превышение должностных полномочий) и ч.1 ст. 301 (незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей) УК РФ, вынес оправдательный приговор в связи с непричастностью Зайцева к инкриминируемым ему прокуратурой преступлениям.

 Аналогичное решение было вынесено Дорогомиловским районным судом г. Москвы 4 июня 2003 года по уголовному делу по обвинению работников ГТК РФ Волкова А.Л. и Файзулина М.Р. в превышении должностных полномочий.

 Решением Московского городского суда от 30 сентября 2003 года, рассматривавшим дело в кассационной инстанции, был подтвержден ранее вынесенный оправдательный приговор.

 При этом суд установил многочисленные процессуальные нарушения в действиях работников Генеральной прокуратуры РФ, констатировал факты фальсификации материалов дела и утраты доказательств.

 Как было выяснено, криминальной полицией Германии в настоящее время проводится расследование контрабандных поставок мебели в Россию в адрес МТЦ «Три кита» и «Гранд», осуществлявшихся совместно с немецкой фирмой «Интер-Трейд».

 Вышеизложенные факты и обстоятельства содержат достаточные данные, свидетельствующие о наличии в действиях отдельных работников прокуратуры и заместителей Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С. и Колмогорова В.В. признаков ряда преступлений против правосудия.

 V. В отношении бывшего председателя правительства Чеченской Республики М.В. Бабича.

 В ходе проверки Комиссией ГД установлено, что 29 мая 2000 года Следственным комитетом при МВД России (следователь по особо важным делам Шантин Г.А.) на основании материалов ГУБОП МВД РФ по выявленным фактам хищения бюджетных средств в процессе реализации мясо-молочной продукции, поступившей по линии гуманитарной помощи и товарного кредита от стран ЕЭС и США, было возбуждено уголовное дело в отношении руководителей ОАО «Росмяомолторг» по признакам преступления, предусмотренного п.п. «а» и «б» ч.3 ст.160 УК РФ (присвоение или растрата).

В процессе расследования дела было установлено, что в период с ноября 1999 по май 2000 года на основании постановления Правительства РФ от 5 февраля 1999 года № 130 «О поставках и порядке реализации сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров, поступающих в первом полугодии 1999 года в соответствии с соглашениями с Правительством США и Европейским союзом» ОАО «Росмясомолторг» как государственному агенту были переданы полномочия по реализации поставляемой продукции в субъектах Российской Федерации на основании соглашений между Министерством сельского хозяйства и продовольствия России и субъектами Российской Федерации. При этом ответственность за целевое использование продовольствия возлагалась на руководство Министерства и глав администраций субъектов РФ.

 Вопреки этому, первый вице-президент ОАО «Росмясомолторг» Бабич М.В. организовал реализацию продукции через сторонние организации, ряд из которых, как выяснилось, был зарегистрирован на подставных лиц.

 В результате осуществления данной операции вырученные наличные и безналичные средства в сумме более 1 млрд. рублей не поступили на счет Минфина России.

В основу хищения государственных денежных средств была положена следующая схема. После поступления мясопродуктов и сухого молока в Россию руководители региональных хладокомбинатов, с которыми ОАО «Росмясомолторг» были заключены договоры на хранение продукции, по указанию Бабича производили отпуск продуктов конкретно названным им фирмам, большинство из которых при проверке оказалось фиктивными («Азимут», «Газинвест», «Продтекс», «Кристалл плюс», «Тексопторг» и др.).

 В нарушение установленного постановлением Правительства РФ порядка вырученные от реализации продуктов деньги по указанию Бабича переводились не на счет Минфина, а концентрировались на счетах ОАО «Росмясомолторг». В том числе передавались наличными. Кроме того, в ряде случаев оплата производилась векселями. При переводе денег на счет Министерства финансов РФ на платежных поручениях ОАО «Росмясомолторг»

указывались заведомо ложные данные о регионе, откуда якобы поступил тот или иной платеж, что привело к полному искажению учета и невозможности осуществления контроля со стороны Министерства финансов РФ.

 Следствием было выяснено, что в распоряжение ОАО «Росмясомолторг» поступило продукции на 9 млрд. рублей, а на счет Минфина перечислено 8 млрд. рублей. По фальсифицированным учетам ОАО «Росмясомолторг» эта разница проводилась как остаток продуктов в регионах и, соответственно, как их задолженность перед бюджетом.

 Оказалось, что Бабич М.В. являлся учредителем и владельцем фирм, объединенных в корпорацию «Антей», сотрудники которой одновременно являлись представителями фиктивных фирм «Азимут», «Газинвест», «Кристалл плюс», «Продтекс», «Тексопторг», «Ипотека» и «Дэфос А», зарегистрирован- ных по утерянным паспортам. При проведении через указанные фирмы по подложным документам бестоварных операций по реализации мясопродуктов и сухого молока цены на продукцию незаконно завышались на 100%, НДС с выручки не выплачивался. Разница между базовой оптовой ценой на продукцию и незаконно установленной после обналичивания присваивались через те же фиктивные фирмы и в последующем «отмывалась» путем использования в легальной деятельности.

 При проведении обысков в помещениях корпорации были изъяты печати фиктивных фирм, схемы движения партий мясопродуктов и сухого молока, договоры с фиктивными фирмами, а также документация ОАО «Росмясомолторг» в части проводившихся сверок по перечислению денег на счет Минфина России.

Кроме того, было выяснено, что в целях сокрытия своей незаконной деятельности Бабичем была создана общественная организация «Содружество ветеранов», в состав учредителей которой, без ведома и согласия, были включены десятки престарелых, физически немощных и даже умственно отсталых жителей г. Москвы, и сфабрикованы протоколы избрания его президентом общества. В последующем на счета данной организации были переведены все активы корпорации «Антей».

 6 марта 2001 года следствием в отношении Бабича М.В. (1969 г.р., до 1.10.1999 г. первый вице-президент ОАО «РТПК «Росмясомолторг», с февраля 2001 г. вице-губернатор Ивановской области), Илясова Д.М. (1965 г.р., первый вице-президент ОАО «РТПК «Росмясомолторг»), Богатырева В.В. (1970 г.р., исполнительный директор ЗАО «Корпорация «Антей), Поляковой А.В. (коммерческий директор ЗАО «Корпорация «Антей») и Новожилова В.А. (1964 г.р., начальник производственного отдела ЗАО «Корпорация «Антей») было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 174 УК РФ (легализация, отмывание денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем), в тот же день соединенное в одно производство с основным делом № 9247.

 На основе собранных следствием доказательств 6 марта 2001 года Генеральной прокуратурой (заместитель Генерального прокурора В.В. Колмогоров) были даны санкции на арест Бабича и его соучастников Илясова, Богатырева, Новожилова. Трое последних были задержаны и 14-15 марта им предъявлены обвинения по ч.3 ст. 160 и ч.3 ст.174 УК РФ.

 Предупрежденный о предстоящем задержании и аресте, Бабич скрылся от органов следствия. Постановление о привлечении его к уголовной ответственности было вынесено заочно.

15 марта 2001 года первым заместителем Генерального прокурора РФ Бирюковым Ю.С. без ознакомления с материалами дела, по сфальсифицированному поводу и надуманным основаниям, отсутствовавшим в материалах дела, вынесенные в отношения Бабича решения были отменены, и уже 27 марта 2001 года по его указанию данное уголовное дело было изъято из производства Следственного комитета при МВД РФ (более 400 томов) и передано для дальнейшего расследования в прокуратуру г. Москвы (следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в сфере экономики и должностных преступлений Цветков Б.А.).

 20 апреля 2001 года ранее избранная следствием в отношении Илясова, Богатырева и Новожилова мера пресечения в виде содержания под стражей была изменена на залог, внесенный Поляковой А.В. (сестра Бабича и жена Новожилова, проходит по тому же делу).

 16 октября 2001 года, практически не проводя дальнейшего расследования и не принимая во внимание ранее собранные доказательства преступной деятельности, уголовное дело № 9247 по обвинению Илясова Д.М., Богатырева В.В., Новожилова В.А. и в отношении Бабича М.В., Поляковой А.В., а также руководителей ОАО «РТПК «Росмясомолторг» по ч.3 ст. 160 и ч.3 ст.174 УК РФ было необоснованно прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.

 В ноябре 2002 года Бабич М.В. был назначен председателем правительства Чеченской Республики.

VI. О взаимодействии рабочих групп Комиссии ГД по борьбе с коррупцией и Генеральной прокуратуры РФ.

 

 Решение о создании рабочих групп было принято на состоявшемся 18 декабря 2001 года заседании Комиссии ГД по борьбе с коррупцией с участием и.о. первого заместителя Генерального прокурора РФ Симученкова В.В. и ряда руководителей управлений, рассмотревшем вопрос о неудовлетворительной работе Генеральной прокуратуры РФ по проверке материалов Комиссии о коррупции и злоупотреблениях в высших эшелонах государственной власти.

 Являясь альтернативным принятому в ходе того же заседания за основу проекту обращения Комиссии к Президенту РФ В.В. Путину о несоответствии первого заместителя Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С. занимаемой должности, решение о создании рабочих групп было активно поддержано руководством Генпрокуратуры РФ и, по мнению инициаторов, должно было явиться мерой, призванной обеспечить реальное и полноценное взаимодействие с органами прокуратуры в ходе намеченной тогда же дополнительной совместной проверки законности и обоснованности ряда ранее вынесенных процессуальных решений.

 Во исполнение принятого решения 27 декабря 2001 года Комиссией в адрес Генерального прокурора РФ Устинова В.В. было направлено письмо с подробным изложением выявленных недостатков в деятельности органов прокуратуры (осуществление проверок по опубликованным задолго до этого в СМИ фактам коррупции только после получения запросов Комиссии, представление на запросы Комиссии отписок, нарушение установленных ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы ФС РФ» сроков рассмотрения обращений; необъективное и заинтересованное вмешательство в расследование ряда дел первого заместителя Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С., отсутствие ответственности руководителей и работников прокуратуры за принимаемые необоснованные решения и прямое игнорирование ими требований закона), а также в части принятых решений по направлявшимся Комиссией материалам в отношении министра транспорта РФ Франка С.О., бывшего министра РФ по атомной энергии Адамова Е.О., министра путей сообщения РФ Аксененко Н.Е., бывшего первого заместителя министра финансов РФ Вавилова А.П., по факту хищения в 1997 году с участием работников МВД со счетов ТОО «Валта» по подложным платежным поручениям 3,5 млрд. неденоминированных рублей; незаконном прекращении уголовных дел на бывшего заместителя министра финансов РФ Петрова В.А.; незаконном прекращении дела по контрабандному ввозу мебели в адрес ООО «Лига-Марс» (ТЦ «Три кита», МЦ «Гранд») и возбуждении уголовных дел на следователя Следственного комитета при МВД РФ Зайцева П.В. и сотрудников ГТК РФ Файзулина М.Р. и Волкова А.Л.

 Одновременно в Генеральную прокуратуру РФ вновь были направлены справки и аналитические материалы Комиссии по всем вышеуказанным вопросам.

 28 декабря 2001 года в Государственную Думу за подписью заместителя Генерального прокурора РФ Симученкова В.В. поступило письмо, в котором Комиссия информировалась о составе созданной в Генеральной прокуратуре РФ рабочей группы, высказывалась просьба о выделении для участия в ее работе членов Комиссии ГД по борьбе с коррупцией и предоставлении в распоряжение рабочей группы имеющихся в Комиссии материалов, а также выражалась готовность к проведению в январе-марте 2002 года работы по проверке законности принятых прокуратурой решений по ранее направлявшимся материалам о коррупции и злоупотреблениях должностных лиц.

 9 января 2002 года в соответствии с вышеуказанным письмом полный комплект материалов Комиссии был передан (вторично, с учетом отправленных 27.12.2001 г. в адрес Устинова В.В.) в Управление организации работы, статистики и делопроизводства Генпрокуратуры РФ.

22 января 2002 года на заседании Комиссии ГД по борьбе с коррупцией был утвержден состав ее рабочей группы и определена наиболее приемлемая схема совместной работы.

 

 25 января 2002 года информация о принятых Комиссией решениях и предложениях по организации взаимодействия при проведении совместных проверок была направлена Генеральному прокурору РФ для согласования.

 5 февраля 2002 года на заседании рабочей группы Комиссии ГД были рассмотрены материалы в отношении бывшего первого заместителя министра финансов РФ Вавилова А.П., в части касающейся обстоятельств подписания и реализации соглашений с ПФК «ЕЭСУ» от 28 ноября 1996 года и 3 марта 1997 года, заслушаны бывшие министр обороны РФ генерал армии Родионов И.Н., начальник ГУВБиФ МО РФ генерал-полковник Олейник Г.С. и начальник отдела Следственного управления Главной военной прокуратуры полковник юстиции Сагура А.Л.

 12 февраля 2002 года состоялась предварительная встреча руководителей рабочих групп Комиссии ГД по борьбе с коррупцией А.Д. Куликова и Генпрокуратуры РФ А.М. Азарченкова (начальник отдела по надзору Управления по расследованию особо важных дел) по вопросу координации предстоящих совместных действий.

 В ходе встречи выяснилось, что руководством Генеральной прокуратуры РФ соответствующим управлениям дано указание составить подробные справки по затронутым Комиссией вопросам (ранее уже проверявшимся прокуратурой), которые затем должны быть представлены в рабочую группу Генпрокуратуры РФ и через нее в Комиссию ГД для осуществления совместной проверки.

26 февраля 2002 года была проведена повторная встреча руководителей рабочих групп, в ходе которой стало известно, что составлением справок по делам, а в ряде случаев и дополнительной проверкой, проводимой без участия Комиссии, занимаются те же работники прокуратуры, к деятельности которых возникли претензии. Справки в рабочую группу из управлений Генпрокуратуры пока не поступали и потому начать совместную с Комиссией проверку не представляется возможным.

 28 февраля 2002 года в Комиссию за подписью заместителя Генпрокурора РФ Колмогорова В.В. поступило письмо с изложением принципиально иной (по сравнению с предложенной Комиссией) схемы взаимодействия, согласно которой рабочая группа прокуратуры фактически отстранялась от участия в предстоящей проверке (нагрузка на ее членов являлась факультативной, отсутствовал должный уровень представительства, а также полномочия и права на самостоятельные действия), превращалась в проводника чужих решений и должна была осуществлять исключительно посреднические функции в отношениях с Комиссией ГД (получение справок от управлений Генпрокуратуры, передача их в Комиссию ГД, при возникновении вопросов - представление объяснений или их переадресация все тем же исполнителям с последующим доведением ответа до сведения Комиссии).

 Столь же формальный характер Колмогоров пытался навязать и деятельности рабочей группы Комиссии ГД, о чем свидетельствовали содержащиеся в его письме необоснованные ссылки на законодательно закрепленные статус депутата, полномочия Государственной Думы и Генеральной прокуратуры, не допускающие вмешательства в оперативно-розыскную и уголовно-процессуальную деятельность органов дознания и следствия (подобное, с позиций закона, возможно лишь на стадии непосредственного осуществления данных видов деятельности и только «с целью повлиять на принимаемое решение или воспрепятствование в какой-либо форме его деятельности» - ст. 5 ФЗ «О прокуратуре РФ»).

 Таким образом, из письма недвусмысленно усматривалось стремление отдельных руководителей прокуратуры (Бирюков Ю.С., Колмогоров В.В.) воспрепятствовать ознакомлению депутатов с процессуальными документами уголовных дел и проверок и тем самым парализовать деятельность Комиссии ГД по установлению объективной картины проведенных расследований, выяснению обстоятельств и оценке законности принятых решений.

 Той же цели служила и умышленная волокита в представлении справок по делам, объяснявшаяся якобы необходимостью их составления.

 1 марта 2002 года, когда совместная проверка еще не начиналась и Генпрокуратура РФ не выполнила ни одного из собственных предложений по организации взаимодействия, в Комиссию ГД поступило новое письмо Колмогорова В.В., в котором, по-прежнему без представления справок и, тем более, совместного исследования обстоятельств, голословно утверждалось о якобы обоснованном и законном прекращении уголовных дел в отношении бывших первых заместителей министра финансов РФ Петрова В.А. и Вавилова А.П. (по всем делам), в отношении сотрудников ООО «Лига-Марс» по контрабанде мебели, отсутствии оснований для возбуждения уголовных дел в отношении Франка С.О. и Адамова Е.О., а также обоснованном возбуждении и расследовании уголовных дел в отношении следователя МВД Зайцева и сотрудников ГТК России Файзулина и Волкова.

 По оценке Комиссии, указанное свидетельствовало о заданности действий названных руководителей прокуратуры, неискренности заявлений о готовности к сотрудничеству с Комиссией и стремлении любой ценой сохранить незыблемыми ранее принятые решения.

 В связи с продолжавшимся бойкотом ответственными работниками Генеральной прокуратуры РФ ранее достигнутых договоренностей о проведении совместных проверок и создавшейся в связи с этим ситуацией 22 марта 2002 года руководителем рабочей группы Комиссии ГД Куликовым А.Д. в адрес Генпрокурора РФ Устинова В.В. было направлено письмо о необходимости проведения встречи для рассмотрения вопросов, связанных с проблемами взаимодействия и целесообразностью дальнейшего существования рабочих групп.

 9 апреля 2002 года состоялась встреча членов рабочей группы Комиссии ГД с Генеральным прокурором РФ Устиновым В.В., на которой присутствовали первый заместитель Генерального прокурора РФ Ю.С. Бирюков, советник Генпрокурора РФ В.И. Колесников (ныне заместитель Генерального прокурора) и начальник Управления информации и общественных связей Генпрокуратуры РФ Л.Л. Трошин.

 В ходе встречи Генеральный прокурор РФ был проинформирован по всему кругу вопросов, ему переданы для ознакомления справки Комиссии по результатам проверок материалов о хищении денежных средств со счета ТОО «Валта», в отношении бывшего первого заместителя министра финансов Вавилова А.П. и других, о нарушениях законности работниками органов прокуратуры (по обращениям граждан, поступившим в Комиссию в январе-марте 2002 года), а также основные документы переписки с руководством Генпрокуратуры РФ (Бирюков Ю.С., Колмогоров В.В.), свидетельствующие об уклонении последнего от надлежащего исполнения своих служебных обязанностей.

 По результатам обсуждения Генеральный прокурор РФ Устинов В.В. назначил ответственным за обеспечение взаимодействия с Комиссией ГД своего первого заместителя Ю.С. Бирюкова, на которого возложил обязанность предоставлять рабочей группе Комиссии справки по подлежащим совместной проверке уголовным делам и материалам, а также необходимые процессуальные документы, оставив за собой контроль за выполнением данных поручений.

 20 мая 2002 года в Комиссию поступило письмо Колмогорова В.В., которым в одностороннем порядке дезавуировались все ранее принятые решения и данные Генеральным прокурором РФ гарантии и заверения и сообщалось, что «продолжение дальнейшей совместной деятельности рабочих групп в предложенном Комиссией виде, а также обсуждение на совместных заседаниях вопроса изменения функций прокуратуры признано нецелесообразным. В случае направления Комиссией дополнительных сведений их проверка будет поручена соответствующим подразделениям центрального аппарата Генеральной прокуратуры РФ, которые при необходимости могут предоставлять Комиссии соответствующие подробные обоснования и правовую базу по каждому затронутому вопросу».

 Таким образом, данным письмом руководство прокуратуры откровенно признало лицемерность своих прежних заявлений о готовности к сотрудничеству и, из-за естественно возникавших опасений, подвело черту под вопросом о совместном проведении проверок по ряду ранее принятых ею решений.

 17 июня 2002 года руководителем рабочей группы Комиссии Куликовым А.Д. на имя первого заместителя Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С., являвшегося ответственным за обеспечение взаимодействия рабочих групп, был направлен запрос о предоставлении подробных справок по материалам многолетних расследований прокуратуры по факту хищения денежных средств со счета ТОО «Валта».

 В поступившем 26 августа 2002 года ответе Бирюкова Ю.С. приводилось пространное и ранее неоднократно представлявшееся в Комиссию описание последовательности развития событий (возбуждение дел, решения органов следствия, отмена постановлений о прекращении, направление на новые расследования). Справок по делам или копий документов по конкретным процессуальным решениям, содержащих анализ проделанной следствием работы и собранных доказательств, представлено не было. Никаких объяснений на этот счет, а также и прямого неисполнения указаний Генерального прокурора РФ от 9.04.02 г. – им не давалось.

 В сентябре 2002 года, после вынесения Мосгорсудом оправдательного приговора по уголовному делу в отношении следователя МВД РФ Зайцева П.В., к возбуждению которого непосредственное отношение имел первый заместитель Генерального прокурора РФ Бирюков Ю.С., Генеральный прокурор Устинов В.В. проинформировал Комиссию ГД о назначении вместо Бирюкова Ю.С. ответственным за взаимодействие с нею заместителя Генерального прокурора Колесникова В.И.

 Таким образом, изложенные, а также и многие не вошедшие в справку факты, прямо свидетельствуют о насаждении заместителями Генерального прокурора РФ Бирюковым Ю.С. и Колмогоровым В.В. в органах прокуратуры системы работы, основанной на попрании норм закона и вынесении «заказных» решений по делам, ненадлежащем отношении к исполнению своих служебных обязанностей, умышленном воспрепятствовании осуществлению нормальной деятельност, нарушении требований закона, норм профессиональной этики и дискредитации высшего правоохранительного органа страны.

 Указанные обстоятельства настоятельно требуют незамедлительного решения вопроса об отстранении заместителей Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С. и Колмогорова В.В. от занимаемых должностей и проведении тщательного расследования их деятельности.


Обсудить статью в форуме

Другие материалы раздела :
Как два олигарха и генерал распилили крупнейшего застройщика столицы
Сколько стоят журналисты и юристы? Как работают бутики силовиков
В деле юриста Карамзина обнаружились интересы госбезопасности
Краснодар: власть берут
Всероссийская премия "Время Жить!" вручена за успехи в борьбе с инсультом

ПОИСК
Ok

НОВОСТИ

24 февраля 2016

"Силовая дубина" прошлась по соучредителю УЗПМ Рустаму Гильфанову

19 января 2016

Материалы против Браудера могут быть размещены на официальном сайте Кацыва

30 декабря 2015

Дениса Кацыва будет защищать прежняя команда адвокатов

11 ноября 2015

Бывший сотрудник ТПП преследует организацию, пытаясь обвинить ее в коррупции

10 августа 2015

О равенстве всех кандидатов напомнила Партия дела в Костромской области

23 апреля 2015

Российский банк будет финансировать строительство украинской стены

20 марта 2015

Первым делом самолеты

03 июля 2014

Российскому бизнесмену в очередной раз отказали в деле против шведского концерна

19 июня 2014

ИКЕА добилась справедливости в Высшем арбитражном суде

17 июня 2014

Арбитражный суд восстановил право жителей подмосковного города выбирать управляющую компанию

30 мая 2013

Выборный: "Мы не могли остаться в стороне"

18 октября 2012

Известный журналист раскроет схему махинаций на выборах в КС оппозиции

20 сентября 2012

Путин уволил главу Рособоронзаказа

08 августа 2012

Д.Шмаров: новый подход в проведении конкурсных закупок по уборке метрополитена доказал свою эффективность

26 июля 2012

В Петербурге высокопоставленного полицейского чиновника обвинили в получении взятки на 40 млн

26 октября 2011

Лужков не явился на допрос по делу "Банка Москвы"










  © Авторский коллектив "Нацбез.Ру", 2004. При перепечатке ссылка обязательна